Мария Глезер: «Кардиологам Подмосковья есть чем гордиться» | Здравоохранение | Общество | Аргументы и Факты

В петербурге задержаны сотрудники ведущих онкоцентров по подозрению в перепродаже лекарств

Как следует из материалов уголовного дела, с которыми ознакомился «Фармацевтический вестник», под следствием находятся больше 20 человек, подозреваемых в участии в преступной группе, контролирующей «серый» рынок лекарств на территории Петербурга, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Воронежа, Казани и Уфы.

Основной подозреваемый – житель Петербурга Сергей Войтович. Он скупал дорогостоящие лекарства, похищенные из лечебных учреждений, и повторно вводил их в оборот через аптеки и частные клиники, которые перепродавали их в региональные учреждения здравоохранения в рамках государственных закупок.

Речь идет о препаратах «Авегра», «Китруда», «Вектибикс», «Кадсила», «Тецентрик», «Герцептин», «Гертикад», «Халавен», «Йонделис», «Таксотер», «Абраксан», «Цирамза».

Следствие называет сообщниками Войтовича сотрудников шести ведущих онкоклиник регионального и федерального значения на территории Петербурга – старший и младший медперсонал. Они получали препараты в аптеках или на складах больниц, затем оформляли документы о вводе лекарственных средств пациентам, которым назначено лечение. При этом препарат вводился частично или не вводился совсем. Затем лекарства перепродавали Войтовичу.

Обыски проходили в Городском клиническом онкологическом диспансере, Санкт-Петербургском клиническом научно-практическом центре специализированных видов медицинской помощи (онкологический), НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой, Ленинградском областном клиническом онкологическом диспансере и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова.

«Стоимость похищаемых за один раз препаратов исчислялась сотнями тысяч рублей», говорится в сообщении Росздравнадзора, сотрудники которого также принимали участие в обысках. В результате оперативных действий Войтович был задержан.

Похожая схема вывода лекарств на черный рынок действует и в других регионах, рассказал «ФВ» собеседник, знакомый с ходом расследования уголовного дела. По его словам, члены преступной группы скупали препараты по аналогичной схеме минимум в 10 субъектах России, после чего перепродавали их в Москву по цене в 10 раз ниже рыночной.

Расследованием уголовного дела по статье «кража в особо крупном размере» (ч.4 ст.158 УК) занимаются сотрудники управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Санкт-Петербургу и оперативники службы экономической безопасности ФСБ.

Глезер эдуард эдуардович. школа карла мая —

Эдуард (Eduard Ludwig) Эдуардович родился в С.-Петербурге 20 октября 1852 года [1] в семье германского подданного, уроженца Гамбурга, штаб-лекаря, врача Морского Кадетского Корпуса (МКК), коллежского асессора Эдуарда Фёдоровича Глезера (Eduard Glaeser, 08(20).09.1812 – 07.11.1898) и его жены Каролины Елизаветы Эрнестины Шульц (Karoline Elis. Ernestine Schultz, 07.05.1825 – 09.04.1897), обвенчавшихся 28 августа 1847 года в Верро (Werro – ныне эстонский город Выру) [2].
Семья проживала в здании Морского кадетского корпуса, о чём свидетельствует запись в Адресной книге северной столицы за 1854 год: «ГЛЕЗЕР, ЭДУАРД, Штабъ-Лекарь, Врачъ Морскаго Кадетскаго Корпуса, Коллежскiй Ассессоръ, Вас. часть въ зданiи онаго Корпуса» [3]. Ныне в этом здании по набережной Лейтенанта Шмидта, 17 находится Морской Корпус Петра Великого, а перед зданием училища стоит памятник мореплавателю и адмиралу И.Ф. Крузенштерну.
В семье доктора росли также младшие братья Эдуарда – будущий педагог и действительный статский советник Людвиг-Фридрих (Ludwig, 01.03.1854 – 1908) и будущий чиновник МПС Теодор (15.11.1856 – ?) – и две сестры: Каролина-Оттилия (08.07.1851 – ?), зафиксированная в адресных книгах Санкт-Петербурга как Оттилия, и младшая Франциска (22.11.1859 – ?) [1].
Отец Эдуарда, Эдуард Фёдорович, был сыном купца Фридриха Христиана Глезера (Friedrich Christian Glaeser) и Софии Антонии Берндес (Sophie Аntonia Berndes). Первые годы он учился на родине в учебном заведении Гамбурга Johanneum, но с одиннадцатилетнего возраста, с 1823 года, продолжил учёбу в Рижской губернской гимназии. С 1831 по 1838 годы учился в Дерпте/Тарту на врача, после чего на протяжении целого года изучал преимущественно хирургию в Берлине и Гамбурге [4] (по данным Амбургера [2] в Вене), а 30 сентября 1839 года заступил на должность врача-ординатора морского госпиталя в Кронштадте (ныне 35-й Ордена Ленина Военно-Морской госпиталь им. Н.А. Семашко), где проработал до 1847 года. Параллельно в 1841 году, будучи приписанным к Кронштадту, являлся судовым врачом на императорских суднах, в 1844 – «Штабъ-Лекаремъ» («Stabsarzt») в Медико-хирургической академии С.-Петербурга (в 1881 году она будет преобразована в Военно-Медицинскую Академию), а в 1845 году в качестве судового врача сопровождал императрицу Александру Фёдоровну на пароходе «Камчатка» до Генуи [4]. С этим судном под командованием капитана 1-го ранга Ивана Ивановича фон Шанца (Eberhard von Schantz; 01.11.1802, Бьёрнеборг – 22.12.1879, С.-Петербург [5]), автора известного афоризма «Военный корабль, подобно дамским часам, ещё никем и никогда не доводился до состояния совершенной исправности», связана одна из занимательных историй Дома Романовых:
«В одну из поездок в конце сороковых годов в Кронштадт государь император Николай Павлович посетил стоящий на рейде пароход «Камчатка». Это было одно из первых наших паровых судов. Пароходом командовал капитан 1-го ранга (впоследствии адмирал) Шанц. Государь осмотрел судно, и состоянием его был очень доволен.
Во время осмотра наступил полдень, то есть время, когда подаётся сигнал к обеду и питью водки, и командир судна обратился к государю с вопросом:
– Не соизволите ли, Ваше императорское Величество, разрешить рынду бить, стклянки ворочать, к водке свистать, – полдень наступил?
– Делай что нужно! – отвечал Николай Павлович милостиво.
Дали команду, засвистал свисток, закипела передобеденная работа, на палубу вынесли пробу пищи, чарку водки и хлеб; государь отведал пищу; отломил кусочек хлеба и скушал, а часть ломтя бросил находившейся тут же капитанской собаке. Пес понюхал хлеб, но есть не стал.
– Вишь ты какая балованная! – рассмеялся Николай Павлович, потрепав собаку рукой по голове, – хлеба не ест!..
– Мой собак умный, Ваше императорское Величество, – отвечал на это капитан Шанц, желая похвалить собаку, – он чёрный хлеб не кушает.
Государь посмотрел на него, но ничего не сказал, повернулся и пошёл по трапу, дожёвывая хлеб» [6].
В 1847 году врач Эдуард Фёдорович Глезер не только создал семью, но и был переведён из Кронштадта в С.-Петербург на должность врача в Морской Кадетский Корпус. Через двадцать лет, 23 июня 1867 года, Эдуард Фёдорович Глезер стал заведующим отделением в МКК и оставался на этом посту двадцать лет, выйдя в отставку в июне 1887 года в чине тайного советника. Таким образом, Эдуард Фёдорович установил своеобразный рекорд – прослужил в Морском Кадетском Корпусе практически 40 лет.
По данным же «Балтийского Биографического Словаря» он с 1854 по 1867 годы служил «врачом в различных ведомствах Флота» (1854-67 Arzt an verschied. Ressorts d. Flotte) [4]. Следует отметить, что Эдуард Фёдорович Глезер также был со-основателем Всеобщего общества Санкт-петербургских врачей, зарегистрированного «19 февраля 1859 года» [7]. 25 июля 1875 г. Эдуард Фёдорович принес присягу на подданство России.
В 1864 году оба его сына – Эдуард и Людвиг – были отданы в третий класс гимназии Мая: старший Эдуард – в возрасте двенадцати лет, младший Людвиг – десятилетним. По данным на 1867 год семья врача Эдуарда Фёдоровича Глезера, в то время надворного советника, проживала на 18-й линии Васильевского Острова, дом 15, кв. 1 [3]. Младший Теодор присоединился к старшим братьям в 1867 году – начал учёбу тоже в третьем классе.
Одновременно с братьями Глезер в школе К.Мая учились будущий известный статистик Дмитрий Петрович Семенов-Тян-Шанский (1854 – 1917), будущий библиотекарь АН Александр Александрович Петерс (1854 – 1918), будущий Егермейстер двора Е.И.В., член Государственного Совета Николай Аркадьевич Воеводский (1855 – ?); будущий коммерсант Артур Генри Васильевич Брандт (1855 – 1923); будущий член Государственного совета, министр внутренних дел Александр Александрович Макаров (1857 – 1919); будущий генерал от инфантерии, военный писатель, Николай Алексеевич Епанчин (1857 – 1941); будущий коммерсант Александр Карлович фон Бар (1856 – 1931); будущие востоковеды подполковник Павел Поликарпович Шимкевич (1856 – 1900) и Вильгельм Гансович Грубе (1855 –1908); будущий юрист Дмитрий Валентинович Корш (? – 1915); будущий переводчик, журналист, революционер Николай Сергеевич Тютчев (1856 – 1924) и другие.
Атмосферу, царившую в школе К.Мая, прекрасно передают воспоминания Д.П. Семенова, старшего сына известного географа и путешественника П.П. Семенова-Тян-Шанского [8]. Приведём здесь три отрывка из этих мемуаров:
«…В школе дух товарищества поддерживался усиленно самим Карлом Ивановичем, а также и остальными преподавателями. Так, доносы на товарищей не поощрялись и не принимались никогда. Если нужно было узнать, кто что-нибудь напроказил, причём виновник проказы не был узнан, то иногда наказывался весь класс и освобождался он от наказания лишь тогда, когда по настоянию класса виновный сознается сам, указание же на виновного со стороны других не принималось вовсе в расчет и не избавляло всего класса от наказания.
… Так как отношения Карла Ивановича как к преподавателям, так и к ученикам по своей трогательной простоте напоминали отношения членов одной большой семьи между собою, то не мудрено, что у нас праздновались в этой большой семье и свои семейные праздники. Самым крупным из наших празд­ников был день рождения Карла Ивановича, приходившийся на 29 октября. В этот день обыкновенно утром все ученики собирались в школу немного ранее начала классов и гурьбой отправлялись во второй этаж, в квартиру своего лю­бимого директора с целью принесения ему поздравлений. При помощи учителя хорового пения, а такой предмет входил в число обязательных для всех, у кого был хоть какой-нибудь голос или слух, разучивалась особо какая-нибудь кан­тата или песнь, и она-то и пелась ему в виде грандиозной серенады. Сам Карл Иванович отвечал на наше приветствие речью, всегда живой и остроумной, всегда трогательной и подтверждавшей и укреплявшей ту связь, которая так тесно связывала его личную жизнь с жизнью основанной им и руководимой им школы. Однажды он сравнил свою жизнь со странствием, свои дни рождения со станциями, а приветствия своих учеников со вкусными закусками и бутер­бродами. Мы потом часто повторяли эту речь, представляя, как он её говорил. На поздравления являлись и многие из бывших воспитанников. Затем классы в этот день шли обыкновенным порядком, и лишь к завтраку ученики, вместо обыкновенного молока с чёрным и белым хлебом, получали шоколад и сладкое печенье.
Время… учения в пятом, а также шестом и седьмом классах было наиболее интересное и наиболее полезное для моего общего развития. В это время складывались более близкие и сознательно дружеские отношения с товарищами; в это время, благодаря любимому нами преподавателю русской литературы Рогову, мы, кроме официального, так сказать, курса русской литературы по Стоюнину, прочли в классе в подлиннике и полностью все решительно сочинения Пушкина, Гоголя, Лермонтова и многие сочинения Тургенева, Гончарова, Достоевского, даже Писемского и других. В это время, благодаря талантливому изложению Штрунке, мы знакомились не только с хронологией истории и голыми фактами её, но и с самым смыслом событий, их взаимною связью, а также с историей человеческой мысли и культуры. В это же время, наконец, преподавая нам древние языки, Уртель знакомил нас с древним миром, перенося нас в его обстановку, знакомя с кругозором древних и с их внутренней жизнью и бытом. Было чем интересоваться, было о чём потолковать и с учителями и между собою, было на чём вырасти у учеников и некоторым идеальным стремлениям, и некоторому интересу ко всему высокому и прекрасному. Прибавьте к этому почти товарищеское отношение к нам самого К.И.Мая, те интересные сообщения из области естественных наук, которые нам делал он сам и некоторые другие преподаватели – как Вильямс и физик Филипенко, и станет понятно и ясно – почему это время осталось у меня, и вероятно, у многих моих товарищей, в воспоминаниях, как наилучшее время нашей школьной жизни, наиболее дорогое по своим воспоминаниям и оставившее наиболее глубокие следы в нашем умственном укладе и развитии. При этом в нашем товарищеском кругу держались наиболее высокие и искренние понятия о чести и порядочности, и большинство при значительном развитии умственном, расширенном кругозоре и знакомстве, по книгам, со всеми сторонами жизни сохранило всю свежесть юной неиспорченности и непорочности до окончания курса или выхода из школы».
После завершения в 1869 году семи классов гимназии Карла Мая, Эдуард Эдуардович Глезер получил высшее образование в С.-Петербургском Институте путей сообщения: «Окончил в 1875 г. полный курс в Институте Путей Сообщения со званием гражданского инженера с правом производства строительных работ и с правом на чин коллежского секретаря. Утверждён в чине коллежского секретаря – 9 июня 1875 г.» [1] и с того же самого дня зачислен «Сверхштатным инженером по Министерству Путей Сообщения без содержания – 9 июня 1875 г. Прикомандирован для занятий к Техническо-Инспецкионному Комитету железных дорог – 3 июля 1875 г.» [1]. Та же дата начала трудовой деятельности 9 июня 1875 года указана и в Фонде проф. Амбургера [2]. 7 ноября 1875 г. Эдуард Эдуардович принёс присягу на подданство России.

В личном деле инженера путей сообщения Э.Э. Глезера [1] указано, что в период с 1875 по 1881 гг. он переводился по службе на различные железные дороги, получив 28 февраля 1881 года ранг титулярного советника, 28 февраля 1884 года – ранг коллежского асессора, а 18 февраля 1885 года был награждён орденом св. Станислава 3 степени «за отличные труды по сооружению Екатерининской ж/д» [1].
27 мая 1885 года он являлся начальником дистанции Самаро-Уфимская, 1 июля 1885 года был направлен начальником партии по производству изысканий на Псково-Рижской ж/д, а с 21 июля 1886 года являлся наблюдателем за работами на 1-ом участке Закавказской ж/д, на которой «оставался в разных должностях до 13 февраля 1892 года» [1], получив 28 февраля 1892 года титул коллежского советника.
В 1889 году семейству Глезеров было даровано дворянство: «По определению С.-Петербургского Дворянского Депутатского Собрания внесён в третью часть дворянской родовой книги отставной Тайный советник Эдуард Фёдорович Глезер с сыновьями, в числе которых значится сын инженер путей сообщения коллежский асессор Людвиг-Эдуард, родившийся 20 октября 1852 года» [1], что было утверждено Указом Прав. Сената от 20 октября 1889 года за № 4928.
С 11 апреля 1892 года инженер путей сообщения трудился на Сызрано-Вяземской ж/д.
В 1893 году Эдуард Эдуардович Глезер женился на вдове дворянина Снежко-Блоцкаго (Снежко-Белецкого?) Юлии-Антонине Адамовне, урождённой Быжевской (Julia Byzewska) (Башевская – в Личном деле разное написание) [1,2], о чём извещалось в С.-Петербургском евангелическом воскресном листке № 312 от 26 сентября 1893 года [2].
С 17 февраля 1894 года он стал начальником работ на участке от Остроленки до Варшавы, а с 28 марта 1894 года – на участке Луков-Люблин, будучи 17 апреля 1894 года удостоенным ордена св. Анны 3-й степени.
28 февраля 1896 года Эдуард Глезер стал статским советником, а через два месяца – 29 апреля 1896 года – у него родилась дочь Мария: «Жена и дочь – римско-католического вероисповедания» [1].
1 августа 1899 года Э.Э. Глезер был назначен начальником работ ж/д линии от Витебска до Жлобина, 1 апреля 1901 года был награждён орденом св. Станислава 2-й степени, а «за окончание работ Витебско-Жлобинской линии» был удостоен 6 мая 1903 года ордена св. Анны 2-й степени.
Именно в этот период «1902 года 30 декабря родился в городе Могилеве и 27 марта 1903 года крещён Виктор Антон» [1] – сын Эдуарда Эдуардовича и Юлии Адамовны Глезер. Восприемниками были Федот Ардамионович Розинг и Маргарита Бергштрессер, метрика № 21 была выписана приходом евангелическо-лютеранской церкви за 1903 год [1].
1 июля 1904 года Э. Глезер был «Причислен к Управлению по сооружению железных дорог Министерства Путей Сообщения» [1]. Именно в это время – начиная с 1904 года – Эдуард Эдуардович Глезер появляется в Адресных книгах С.-Петербурга (в 1904-1906) годах по адресу Артиллерийская, дом 6, после чего остаётся прописанным в северной столице до 1915 года лишь как домовладелец без указания адреса, и только в 1915-1917 годах прописан в Петрограде уже действительным статским советником (этот чин был пожалован ему 13 апреля 1908 года [1,2]) по адресу Бородинская, дом 6.
С 1 мая 1906 до 15 апреля 1907 года он являлся «Начальником изысканий ж/д линии Актюбинск-Тургай-Акмолинск-Семипалатинск» [1], что означало руководство группой по предварительным изысканиям трассы будущего Турксиба на участке на севере от Семипалатинска до реки Или: «Строительство Турксиба имеет свою предысторию. Ещё в прошлом веке существовал проект выбора трассы Ташкент – Верный (Алма-Ата) – Семипалатинск. В 1899 г. по инициативе местных администраций и промышлен­ников начались предварительные изыскания трассы Ташкент – Верный. Более подробно они были проведены в 1906-1907 гг.: на юге от станции Арысь до реки Или под руководством инженера А.С. Голембиовского и на севере от Семипалатинска до реки Или – группой инженера Э.Э. Глезера. Одновременно в этом районе проводила статистическо-экономические иссле­дования специальная группа во главе с инженером О.А. Струве. В те же годы инженер Г.В. Адрианов осуществил изыскания соединительной линии от Транссиба к Семипалатинску в нескольких вариантах (на Новониколаевск, Ояш, Юргу, Итат)» [9]. С 15 августа 1907 года до 1 июля 1908 года Глезер – «Начальник изысканий ж/д линии Семипалатинск – Верный», а с 1 августа 1908 года – «Начальник дополнительных изысканий ж/д линии Тюмень-Омск и Екатеринбург-Курган» [1].
Как уже упоминалось выше, 13 апреля 1908 года он стал действительным статским советником.
В 1909-1914 годах Э.Э. Глезер являлся инспектором строительства железной дороги Армавир – Туапсе [1-2], став 1 января 1912 года Почётным Мировым судьёй Армавирского судебного округа [1].
Умер Эдуард Эдуардович Глезер в 1918 году.

Родители Э.Э. Глезера жили в С.-Петербурге в последние годы своей жизни на Среднем проспекте в доме 34 (по данным на 1892 год), а позднее на 16-й линии в доме 11-13. Мама Каролина умерла 9 апреля 1897 года, отец – врач и отставной тайный советник Эдуард Глезер – через полтора года, 7 ноября 1898 года. Оба были похоронены в общей могиле на Смоленском лютеранском кладбище. Их могила с мраморным барельефом-портретом [10] пропала [11].
Младший брат Эдуарда, Людвиг Эдуардович Глезер, педагог и действительный статский советник, умер в Ревеле/Таллине 27 сентября 1908 года, о чём извещалось в немецкой газете «Санкт-Петерсбургер Цайтунг» № 274 от 2 октября 1908 года [2]. О его судьбе рассказано на отдельной страничке Глезер Людвиг Эдуардович.
Второй младший брат Эдуарда, Теодор Эдуардович Глезер, окончил полный курс гимназии, поступил в Институт Гражданских инженеров, но после третьего курса покинул его и служил на скромной должности чиновника МПС, оставаясь по данным адресных книг «отставным титулярным советником» и называясь «Фёдором Эдуардовичем» – о его судьбе рассказано на отдельной страничке Глезер Теодор Эдуардович.
Сестра Оттилия Эдуардовна, имевшая при рождении имя Каролина-Оттилия, «дочь отставного тайного советника», проживавшая на Среднем пр. Васильевского Острова в доме 32, в 1906 году на 12 линии, дом 23-25, исчезла из «Адресных книг» в 1907 году.

Источники:
1. ЦГИА СПб. ф. 536 оп. 6 д. 6754; ЦГИА СПб Ф.536. Оп.6. Д.4885; РГИА Ф.1343. Оп.19. Д.2029;
2. Фонд проф. Э.Н. Амбургера:
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66752 – Эдуард Эдуардович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66755 – отец Эдуард Фёдорович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66756 – младший брат Людвиг Эдуардович;
3. http://forum.vgd.ru/post/396/6264/p294487.htm
4. BBLd – Baltisches Biographisches Lexikon digital, http://www.bbl-digital.de/eintrag/Glaeser-Eduard-1812-1898/
5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Шанц,_Иван_Иванович
6. «Занимательные истории из жизни Романовых». Автор-составитель Давтян А.О. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2021. – 304 с.: ил. ISBN 978-5-373-05105-7, стр. 231-232;
7. Т.А. Шрадер «НЕМЕЦКИЕ ВРАЧЕБНЫЕ ОБЩЕСТВА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ (ХIХ в.)» – http://www.kunstkamera.ru/files/lib/978-5-88431-208-1/978-5-88431-208-1_09.pdf
8. Н.В. Благово «Школа на Васильевском острове». Историческая хроника. Ч. 1. С-Пб. «Наука» 2005. С. 107 – 147;
9. История железнодорожного транспорта России и Советского Союза. Том 2. 1917-1945 (книга, часть 2) – http://wiki.nashtransport.ru/wiki/История_железнодорожного_транспорта_России_и_Советского_Союза._Том_2._1917—1945_(книга,_часть_2
10. В.И Саитов «Петербургский некрополь», том I, стр. 608;
11. Robert Leinonen / Erika Voigt «Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen evangelisch-lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte», Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg 1998, Band I ISBN 3-932267-04-4, Band II ISBN 3-932267-14-1. (РобертЛейнонен / Эрика Фогт «Немцы в Ст. Петербурге. Смоленское лютеранское кладбище в истории культуры». Издательство Nordostdeutsches Kulturwerk, Люнебург, 1998 г., том 2);

Информационную страницу подготовили И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия) и М.Т. Валиев © (С.-Петербург).
24.02.2021

Жертва скопинского маньяка рассказала, как оказалась в машине преступника в роковой вечер

Спустя 20 лет после рокового момента Екатерина в программе НТВ «Новые русские сенсации» подробно рассказала о событиях того дня. 14-летняя девочка собиралась на дискотеку в Рязани со старшей сестрой, которую ждала дома. Однако та приехать не смогла. Зато Кате позвонила подруга сестры, 17-летняя Елена, предложила пойти на праздник вместе.

В тот же вечер из города Скопина в Рязань выехал 50-летний Виктор Мохов с сообщницей, переодетой в мужчину. Пока девочки слушали музыку, те выискивали себе жертв. По словам Кати, на дискотеке было много молодёжи, но они ни с кем не знакомились, к ним тоже никто не подходил. Так же тихо подруги решили вернуться домой. Однако на автобусной остановке была огромная толпа. Хрупкие девочки не влезли в транспорт, и Елена предложила отойти от центра города и попытаться уехать оттуда.

Виктор Мохов, Екатерина Мартынова. Скриншот © YouTube / НТВ

Когда девочки шли к другой остановке, к ним подъехали Мохов и его спутница. Подруги не собирались садиться в машину к странным незнакомцам. Однако те принялись их уговаривать, заявляли, что они местные, просили не бояться. Тогда Лена сказала Кате, что уже поздно, автобуса они могут не дождаться. И предложила согласиться на поездку, которая разделит их жизни на до и после.

Сообщники задабривали девочек сладким, а потом дали выпить алкоголь, в который добавили снотворное. Так Катя и Лена оказались в подземном бункере, существование в котором стало для них адом. Освободиться пленницы смогли, лишь когда подбросили записку квартирантке Мохова. Преступника приговорили к 17 годам, но уже скоро опасный маньяк покинет тюремные стены.

Открытое письмо врачей бельгии: “люди, это не вирус-убийца и не вторая волна»!”

«Это не вирус-убийца, а заболевание, хорошо поддающееся лечению», «это не вторая волна «короны», а «химия случая» из-за увеличения числа тестов», «в глобальном масштабе ожидается 700 000 случаев осложнений или смерти из-за вакцинации», «мы призываем к изучению роли ВОЗ и вероятного влияния конфликта интересов в ней».

«Чрезвычайной ситуации нет!», — утверждают бельгийские специалисты.

«Новые Известия» публикуют перевод:

«Во всем мире мы наблюдаем за кампанией по дезинформации в основных СМИ, которая отвергает все принципы демократического государства, управляемого верховенством права.

В то время как большое количество коллег-врачей представляют разные взгляды, беспрецедентная цензура мешает им попадать в новостное поле.

Информацию от различных здравомыслящих экспертов и профессионалов в настоящее время можно найти почти исключительно с помощью целенаправленных поисков в интернете или альтернативных новостных источниках, но не в ключевых средствах массовой информации.

Мы, бельгийские врачи и профессиональные работники сферы здравоохранения, хотим выразить нашу серьезную озабоченность развитием ситуации, связанной со вспышкой вируса SARS-CoV-2 в последние месяцы. Мы призываем политиков быть независимыми и критически информированными в процессе принятия решений и в применении мер, направленных на борьбу с эпидемией. Мы просим открытых дебатов, где будут представлены все эксперты без какой-либо цензуры.

После первоначальной паники вокруг covid-19 объективные факты теперь показывают совершенно иную картину — у чрезвычайной ситуации больше нет медицинского оправдания.

Текущее управление кризисом стало совершенно диспропорциональным и приносит больше вреда, чем пользы.

Мы призываем к прекращению действия всех принятых мер и к немедленному восстановлению нашего нормального демократического управления и правовых структур, а также всех наших гражданских свобод.

“Лекарство не должно быть хуже, чем болезнь” — тезис, который актуален как никогда в нынешней ситуации. Мы отмечаем, что сопутствующий ущерб, который сейчас наносится населению, будет более значителен в краткосрочной и долгосрочной перспективе, чем количество людей, которые сейчас защищены от короны.

По нашему мнению, текущие меры по борьбе с коронавирусом и строгие наказания за их несоблюдение противоречат ценностям, сформулированным Высшим советом здравоохранения Бельгии, который до недавнего времени как орган здравоохранения всегда обеспечивал качественную медицину в нашей стране: “Наука — Опыт — Качество — Беспристрастность — Независимость — Прозрачность”.

Мы полагаем, что политика, которая вводит обязательные меры, не имеет достаточной научной обоснованности и что в средствах массовой информации недостаточно места для открытых дебатов, в ходе которых можно услышать различные точки зрения и мнения. Кроме того, каждый муниципалитет и провинция теперь имеют право добавлять свои собственные меры, независимо от того, обоснованы они или нет.

Более того, строгая репрессивная политика в отношении коронавируса сильно контрастирует с минимальной политикой правительства, когда речь идет о профилактике заболеваний и укреплении нашей собственной иммунной системы за счет здорового образа жизни и инвестиций в обслуживающий персонал.

В 1948 году ВОЗ определила здоровье следующим образом: “Здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или других физических нарушений”.

Таким образом, здоровье — это широкое понятие, выходящее за рамки физического здоровья и связанное с эмоциональным и социальным благополучием человека. С точки зрения соблюдения основных прав человека Бельгия также обязана учитывать и эти права человека в процессе принятия решений, когда речь идет о мерах, принимаемых в контексте общественного здравоохранения.

Текущие глобальные меры, принятые для борьбы с SARS-CoV-2, в значительной степени нарушают это представление о здоровье и правах человека. Меры включают обязательное ношение маски (также на открытом воздухе и во время занятий спортом, а в некоторых муниципалитетах даже тогда, когда поблизости нет других людей), физическое дистанцирование, социальную изоляцию, принудительный карантин для некоторых групп и меры гигиены.

ПРОГНОЗИРУЕМАЯ ПАНДЕМИЯ С МИЛЛИОНАМИ СМЕРТЕЙ

В начале пандемии принимаемые меры были понятны и получили широкую поддержку, даже если в разных странах наблюдались различия в их реализации. Первоначально ВОЗ предсказывала пандемию, которая унесет жизни 3,4% населения, другими словами, ЭТО миллионы смертей, и говорилось об очень заразном вирусе, от которого не было лечения или вакцины. Это могло оказать беспрецедентное давление на отделения интенсивной терапии (ОИТ) наших больниц.

Это привело к глобальной чрезвычайной ситуации, никогда прежде не наблюдавшейся в истории человечества: “сглаживание кривой” было реализовано локдауном, который “закрыл” общество и экономику и поместил в карантин здоровых людей. Социальное дистанцирование стало новой нормой в ожидании спасительной вакцины.

Однако, со временем из многих источников выяснилось: объективные факты показывают совершенно иную реальность.

Течение covid-19 проходит в рамках нормальной волны инфекций, похожей на сезон гриппа. Каждый год, мы видим смесь вирусов респираторных заболеваний, следующих в таком порядке: сначала риновирусы, затем вирусы гриппа A и B, а затем коронавирусы. Сегодня нет ничего, что отличалось бы от этой картины.

Использование неспецифического теста ПЦР, дающего много ложноположительных результатов, дало картину экспоненциального роста числа заболевших. Тесты проводились в экстренном порядке и никогда не подвергались серьезной самопроверке. Создатель теста прямо предупредил, что он предназначен для исследования, а не для диагностики.

Тест ПЦР работает с циклами амплификации генетического материала — каждый раз амплифицируется кусок генома. Любое заражение (например, другими вирусами, остатками старых вирусных геномов) может привести к ложноположительным результатам. Тест не измеряет, сколько вирусов присутствует в образце. Настоящая вирусная инфекция означает массовое присутствие вирусов, так называемую вирусную нагрузку.

Если у кого-то положительный результат теста, это не означает, что этот человек действительно клинически инфицирован, болен или вот-вот заболеет. Постулат Коха не выполняется (“Чистый агент, обнаруженный у пациента с жалобами, может вызвать такие же жалобы у здорового человека”).

Поскольку положительный результат ПЦР не указывает автоматически на активную инфекцию или заразность, это не оправдывает мер, основанных исключительно на этих тестах.

Если мы сравним волны заражения в странах со строгой политикой изоляции со странами, которые не вводили локдауны (Швеция, Исландия…), мы увидим аналогичные кривые. Таким образом, нет никакой связи между введенной изоляцией и течением инфекции. Локдауны не привели к снижению уровня смертности.

Если мы посмотрим на дату введения локдаунов, мы увидим, что блокировки были установлены после того, как пик уже прошел, и количество случаев уменьшилось. Следовательно, падение не было результатом принятых мер.

Как и в случае ежегодных эпидемий, климатические условия (погода, температура и влажность) и растущий иммунитет уменьшат волну заражения с большей вероятностью, чем локдаун.

В течение тысяч лет человеческое тело ежедневно подвергалось воздействию влаги и капель, содержащих инфекционные микроорганизмы (вирусы, бактерии и грибки). Проникновение этих микроорганизмов предотвращается механизмом защиты — иммунной системой. Сила иммунной системы зависит от ежедневного воздействия этих микробов. Излишние гигиенические меры пагубно сказываются на нашем иммунитете. Только люди со слабой или неисправной иммунной системой должны быть защищены тщательной гигиеной или социальным дистанцированием.

Осенью грипп возобновится (в сочетании с covid-19), и возможное снижение естественной устойчивости может привести к новым жертвам. Наша иммунная система состоит из двух частей: врожденной, неспецифической иммунной системы и адаптивной иммунной системы.

Неспецифическая иммунная система образует первый барьер: кожу, слюну, желудочный сок, кишечную слизь, мерцательный эпителий, комменсальную микрофлору… и предотвращает прикрепление микроорганизмов к тканям.

Если они прикрепляются, макрофаги инкапсулируют и уничтожают микроорганизмы. Адаптивная иммунная система состоит из иммунитета слизистой оболочки (антитела IgA, в основном вырабатываемые клетками кишечника и эпителия легких), клеточного иммунитета (активация Т-клеток), который может возникать при контакте с чужеродными веществами или микроорганизмами, и гуморального иммунитета (IgM и антитела IgG, продуцируемые В-клетками).

Недавние исследования показывают, что обе системы сильно взаимосвязаны. Похоже, что у большинства людей уже есть врожденный или общий иммунитет, например, к гриппу и другим вирусам.

Это подтверждает кейс круизного лайнера Diamond Princess, который был помещен на карантин из-за нескольких пассажиров, умерших от Covid-19. Большинство пассажиров были пожилыми людьми и находились в идеальном положении для заражения на корабле. Однако 75% оказались неинфицированными. Таким образом, даже в этой группе высокого риска большинство оказалось устойчивыми к вирусу.

Исследование, опубликованное в журнале Cell, показывает, что большинство людей нейтрализуют коронавирус с помощью слизистых оболочек (IgA) и клеточного иммунитета (Т-клетки), при этом симптомы практически отсутствуют.

Исследователи обнаружили до 60% реактивности SARS-Cov-2 с CD4 Т-клетками в неинфицированной популяции, что предполагает перекрестную реактивность с другими вирусами простуды (коронавирусами).

Поэтому у большинства людей уже есть врожденный или перекрестный иммунитет, поскольку они уже контактировали с другими вариантами того же вируса.

Образование антител (IgM и IgG) B-клетками занимает относительно небольшую часть нашей иммунной системы. Это может объяснить, почему при наличии антител у 5-10% все равно может образовываться групповой иммунитет. Эффективность вакцин оценивается исключительно на основании того, есть ли у нас эти антитела или нет. Это ошибочная интерпретация фактов. Большинство людей с положительным результатом теста (ПЦР) не имеют жалоб. Их иммунная система достаточно сильна. Укрепление естественного иммунитета — гораздо более логичный подход.

Профилактика — важный, недостаточно освещенный аспект: здоровое полноценное питание, упражнения на свежем воздухе без маски, снижение стресса и поддержание эмоциональных и социальных контактов.

Последствия социальной изоляции для физического и психического здоровья Социальная изоляция и экономический ущерб привели к росту депрессии, тревожности, самоубийств, насилия в семье и жестокого обращения с детьми.

Исследования показали, что чем больше у людей социальных и эмоциональных обязательств, тем они более устойчивы к вирусам. Гораздо более вероятно, что изоляция и карантин приводят к фатальным последствиям.

Меры по изоляции также привели к отсутствию физической активности у многих пожилых людей из-за того, что их заставляли оставаться в помещении. Однако достаточное количество упражнений положительно влияет на когнитивные функции, уменьшая депрессивные жалобы и беспокойство и улучшая физическое здоровье, уровень энергии, самочувствие и, в целом, качество жизни.

Страх, постоянный стресс и одиночество, вызванные социальным дистанцированием, оказывают отрицательное влияние на психологическое и общее здоровье.

Очень заразный вирус, который принесет миллионы смертей и от которого нет лекарства?

Смертность оказалась во много раз ниже ожидаемой и близка к смертности от обычного сезонного гриппа (0,2%).

Поэтому количество зарегистрированных смертей от «короны» выглядит завышенным.

Есть разница между смертью от «короны» и смертью «с короной». Люди часто являются переносчиками нескольких вирусов и потенциально патогенных бактерий одновременно.

Принимая во внимание тот факт, что большинство людей, у которых развились серьезные симптомы, страдали дополнительной патологией, нельзя просто сделать вывод, что причиной смерти стала коронная инфекция. В статистике же это практически не учитывалось.

Можно четко определить наиболее уязвимые группы. Подавляющее большинство умерших пациентов были в возрасте 80 лет и старше. Большинство (70%) умерших в возрасте до 70 лет страдали основным заболеванием, таким как сердечно-сосудистые заболевания, сахарный диабет, хроническое заболевание легких или ожирение. Подавляющее большинство инфицированных (> 98%) не заболели или почти не заболели или вылечились спонтанно.

Между тем, существует доступная, безопасная и эффективная терапия для тех, у кого действительно проявляются тяжелые симптомы заболевания, в виде HCQ (гидроксихлорохина), цинка и AZT (азитромицина).

Быстро применяемая терапия приводит к выздоровлению и часто предотвращает госпитализацию. Вряд ли кто-то должен сейчас умирать.

Эта эффективная терапия была подтверждена клиническим опытом коллег в этой области с впечатляющими результатами. Это резко контрастирует с теоретической критикой (недостаточное обоснование двойными слепыми исследованиями), которая в некоторых странах (например, в Нидерландах) даже привела к запрету этой терапии. Однако, мета-анализ в The Lancet, который не подтверждал эффективность HCQ, был отозван. Использованные первичные источники данных оказались ненадежными, и 2 из 3 авторов имели конфликт интересов.

Тем не менее, большинство рекомендаций, основанных на этом исследовании, остались без изменений… У нас есть серьезные вопросы по поводу такого положения вещей. Французский профессор Дидье Рауль из Института инфекций в Марселе (IHU) также представил эту многообещающую комбинированную терапию еще в апреле. Голландский терапевт Роб Эленс, который в своей практике вылечил многих пациентов с помощью HCQ и цинка, обратился к коллегам с петицией о свободе лечения.

Назначение антикоагулянтов и дексаметазона и отказ от искусственной вентиляции легких, которая, как было обнаружено, вызывает дополнительное повреждение легочной ткани, означает, что это страшное осложнение также практически не является смертельным.

Следовательно, это не вирус-убийца, а заболевание, которое хорошо поддается лечению.

Распространение происходит путем капельной инфекции (только пациентами, которые кашляют или чихают) и аэрозолями в закрытых непроветриваемых помещениях. Таким образом, инфицирование на открытом воздухе невозможно.

Отслеживание контактов и эпидемиологические исследования показывают, что здоровые люди (или бессимптомные носители с положительным результатом) практически не могут передавать вирус. Поэтому здоровые люди не подвергают друг друга опасности.

Передача через предметы (например, деньги, покупки или тележки для покупок) не получила научных доказательств.

Все это серьезно ставит под сомнение политику социального дистанцирования и обязательного использования масок для здоровых людей — для этого нет научной основы.

Оральные маски используются в тех случаях, когда имеют место контакты с доказанными группами риска или людьми с заболеваниями верхних дыхательных путей, а также в медицинских условиях / в больничных домах для престарелых. Они снижают риск заражения воздушно-капельным путем при чихании или кашле.

Оральные маски у здоровых людей малоэффективны против распространения вирусных инфекций.

Ношение маски не лишено побочных эффектов. Дефицит кислорода (головная боль, тошнота, утомляемость, потеря концентрации) возникает довольно быстро, эффект аналогичен высотной болезни.

Теперь мы ежедневно видим пациентов, которые жалуются на головные боли, проблемы с носовыми пазухами, респираторные проблемы и гипервентиляцию из-за ношения масок. Кроме того, накопление СО2 в организме отрицательно влияет на наш иммунитет. Некоторые эксперты даже предупреждают об усилении передачи вируса в случае ненадлежащего использования масок.

В больницах есть стерильные операционные помещения, где персонал носит маски, и осуществляется точное регулирование влажности / температуры с мониторингом потока кислорода для компенсации его недостатка в соответствии со строгими стандартам безопасности.

Сейчас в Бельгии обсуждается вторая волна и дальнейшее ужесточение мер. Однако более тщательное изучение данных Sciensano (последний отчет от 3 сентября 2020 г.) показывает, что, хотя с середины июля произошло увеличение числа инфекций, в то же время не было увеличения количества госпитализаций или смертей. Следовательно, это не вторая волна «короны», а так называемая “химия случая” из-за увеличения количества тестов.

Количество госпитализаций или смертей за последние недели кратковременно и минимально увеличилось, но при его интерпретации мы должны принимать во внимание недавнюю волну тепла. Кроме того, подавляющее большинство жертв по-прежнему относятся к группе населения старше 75 лет.

Это указывает на то, что меры в отношении работающего населения и молодежи не соответствуют поставленным целям.

Подавляющее большинство “инфицированных” людей с положительными тестами относятся к возрастной группе активного населения, у которого развиваются ограниченные симптомы или не развивается никаких благодаря хорошо функционирующей иммунной системе. Так что ничего не изменилось — пик позади.

УСИЛЕНИЕ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Меры по борьбе с эпидемией резко контрастируют с минимальной политикой, которую правительство проводило до сих пор в отношении обоснованных мерах с доказанной пользой для здоровья, таких как налог на сахар, запрет на (электронные) сигареты, использование здоровой пищи, физические упражнения и сети социальной поддержки — финансово привлекательные и широко доступные.

Это упущенная возможность эффективной политики профилактики, которая могла бы привести к изменению менталитета во всех слоях населения с очевидными результатами с точки зрения общественного здравоохранения. В настоящее время на профилактику уходит только 3% бюджета здравоохранения.

Как врачи мы приняли клятву Гиппократа:

“Я буду прежде всего заботиться о своих пациентах, укреплять их здоровье и облегчать их страдания”.

“Я буду правильно информировать своих пациентов”.

“Даже под давлением я не буду использовать свои медицинские знания для действий, противоречащих гуманности”.

Принятые правительством меры вынуждают нас нарушать эту присягу. У других специалистов в области здравоохранения есть аналогичный кодекс.

Принцип primum non nocere («не навреди»), которого должен придерживаться каждый врач и медицинский работник, также подрывается текущими мерами и перспективой возможного внедрения обязательной вакцины, которая не подвергнется тщательному предварительному тестированию.

Обзорные исследования вакцинации против гриппа показывают, что за 10 лет нам только трижды удалось разработать вакцину с эффективностью более 50%.

Вакцинация пожилых людей оказывается неэффективной. В возрасте старше 75 лет эффективность практически отсутствует.

Из-за непрерывной естественной мутации вирусов, которую, в случае вируса гриппа, мы наблюдаем каждый год, вакцина является в лучшем случае временным решением, которое каждый раз требует новых вакцин. Непроверенная вакцина, которая вводится в экстренном порядке и в отношении которой производители уже получили юридический иммунитет от возможного вреда, вызывает серьезные вопросы.

Мы не хотим использовать наших пациентов в качестве подопытных кроликов. В глобальном масштабе ожидается 700 000 случаев осложнений или смерти в результате вакцинации.

РОЛЬ СМИ И ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММУНИКАЦИОННЫЙ ПЛАН

В течение последних нескольких месяцев газеты, радио и телевидение, некритически поддерживали группу экспертов и правительство, там, где именно пресса должна быть критичной и предотвращать одностороннее общение с правительством. Это привело к тому, что в наших СМИ распространялась информация, которая больше походила на пропаганду, чем на объективные репортажи.

По нашему мнению, задача журналистики — сообщать новости как можно более объективно и нейтрально, будучи нацеленным на поиск истины и критический контроль над властью, при этом у несогласных экспертов также должен быть форум, на котором они могут выразить свое мнение. Эта точка зрения поддерживается кодексами журналистской этики.

Официальная версия о том, что изоляция была необходима, что это было единственно возможное решение, и что все поддерживают эту изоляцию, мешала экспертам выразить другое мнение.

Альтернативные мнения игнорировались или высмеивались. Мы не видели открытых дебатов в СМИ, где можно было бы выразить разные точки зрения.

Мы также были удивлены тем, что множество видеороликов и статей многих научных экспертов и авторитетов, удалялись и продолжают удаляться из социальных сетей.

Мы считаем, что такого не должно быть в свободном демократическом правовом государстве. Эта политика также имеет парализующий эффект и подпитывает страх и беспокойство в обществе.

Мы отвергаем цензуру диссидентов в Европейском Союзе!

То, как Covid-19 изображается политиками и СМИ, тоже не улучшает ситуацию. Популярны военные термины и нет недостатка в воинственных выражениях. Часто упоминается “война” с “невидимым противником”, которого нужно “победить”.

Использование в средствах массовой информации таких фраз, как “герои на передовой” и “жертвы «короны»”, еще больше усиливает страх, как и идея о том, что мы имеем дело с “вирусом-убийцей” в масштабах всей планеты.

Непрекращающаяся бомбардировка населения цифрами день за днем, час за часом, без интерпретации этих цифр, без сравнения их со смертями от гриппа в другие годы, без сравнения их со смертями от других причин, вызывает настоящий психоз среди населения. Это не информация, это манипуляция.

Мы сожалеем о роли ВОЗ, которая призвала к подавлению “инфодемии” (т. е. всех отличающихся от официального взгляда мнений, в том числе и от экспертов с другими взглядами) с помощью беспрецедентной цензуры СМИ.

Мы настоятельно призываем СМИ исполнить свои обязанности!

Мы требуем открытых прений, в которых будут услышаны все эксперты.

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ МЕРЫ ПРОТИВ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Общий принцип надлежащего управления требует взвешивания соразмерности правительственных решений в свете высших правовых стандартов: любое вмешательство со стороны правительства должно соответствовать основным правам, защищенным Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЧ). Вмешательство органов государственной власти разрешено только в кризисных ситуациях. Другими словами, дискреционные решения должны быть соразмерны абсолютной необходимости.

Принятые в настоящее время меры вмешиваются в права частной и семейной жизни, свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнений и свободы собраний и ассоциаций, права на образование и т. д., и поэтому должны соответствовать основным правам, защищенным Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЧ).

Например, в соответствии со статьей 8 (2) ЕКПЧ вмешательство в право на частную и семейную жизнь допустимо только в том случае, если такие меры осуществляются в интересах национальной безопасности, общественной безопасности, экономического благосостояния страны, защиты общественного порядка и предотвращения уголовных преступлений, охраны здоровья или защиты прав и свобод других лиц, нормативный текст, на котором основано вмешательство, должен быть достаточно четким, предсказуемым и соразмерным преследуемым целям.

Прогнозируемая пандемия миллионов смертей, казалось, удовлетворяла этим кризисным условиям, что привело к практическому введению чрезвычайного положения. Теперь, когда объективные факты свидетельствуют о совершенно ином, условия неспособности действовать иначе (некогда тщательно оценивать наличие чрезвычайной ситуации) больше не существует. Covid-19 — это не вирус простуды, а заболевание, которое хорошо поддается лечению, со смертностью, сопоставимой с сезонным гриппом. Другими словами, больше нет непреодолимого препятствия для общественного здоровья.

Чрезвычайной ситуации нет.

ОГРОМНЫЙ УЩЕРБ, НАНЕСЁННЫЙ НЫНЕШНЕЙ ПОЛИТИКОЙ

Открытое обсуждение мер против коронавируса означает, что помимо лет жизни, полученных пациентами с коронавирусом, мы также должны учитывать другие факторы, влияющие на здоровье всего населения. К ним относятся ущерб в психосоциальной сфере (рост депрессии, тревоги, самоубийств, насилия в семье и жестокое обращение с детьми) и экономический ущерб. Если мы примем во внимание этот побочный ущерб, то нынешняя политика окажется явно непропорциональной — это политика использования кувалды для колки орехов.

Нас шокирует то, что правительство ссылается на здоровье как на причину принятия чрезвычайного положения.

Как врачи и медицинские работники перед лицом вируса, который по своей вредоносности, смертности и заразности приближается к сезонному гриппу, мы можем только отвергнуть эти крайне непропорциональные меры.

* Поэтому мы требуем немедленного прекращения действия всех принятых мер.

* Мы сомневаемся в легитимности нынешних экспертов-консультантов, которые совещаются за закрытыми дверями.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ДАННОГО ПИСЬМА

Мы хотели бы обратиться к нашим профессиональным ассоциациям и коллегам с публичным призывом высказать свое мнение о текущих мерах.

Мы призываем к открытому обсуждению, в котором могут высказаться все заинтересованные лица.

Этим открытым письмом мы призываем политиков независимо и критически воспринимать информацию о доступных доказательствах, в том числе от экспертов с разными взглядами, если они основаны на надежных научных данных — при разработке политики, направленной на обеспечение оптимального здоровья.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector