Операция при глаукоме: хирургическое лечение глаза, отзывы, оперативное удаление и последствия

Виды лазерной терапии

Основные виды лечения:

  • АЛТ. Наиболее распространенным видом лазерной хирургии, выполняемой при открытоугольной глаукоме, является аргоновая лазерная трабекулопластика (АЛТ). Цель операции — помочь жидкости стекать, уменьшая внутриглазное давление, которое может вызвать повреждение зрительного нерва и потерю зрения. Стоимость — до 55000 руб.
  • Циклофотокоагуляция рекомендуется пациентам с рефрактерной глаукомой для снижения секреции водянистой влаги и снижения ВГД путем лазеризации секреторного эпителия цилиарного тела. Проводится пациентам, имеющим стойкое повышенное глазное давление. Процедура амбулаторная. Цена высокая ввиду использования нового усовершенствованного оборудования.
  • Селективный метод менее травматичен для глаза, чем аргоновая лазерная трабекулопластика (АЛТ). СЛТ — безопасная и эффективная процедура с минимумом осложнений. Проводится пациентам для снижения внутриглазного давления. Называется селективной, потому что лазер, который используется во время процедуры, имеет минимальное поглощение тепловой энергии и поглощается только выбранной пигментированной тканью в глазу. Преимущества — воздействует только на конкретные пигментированные клетки, стимулирует механизм организма для усиления оттока жидкости, снижает ВГД на 30%, занимает несколько минут и выполняется амбулаторно. Стоимость — 43–90 тысяч руб.
  • Во время лазерной периферической иридотомии лазер делает 1 или 2 небольших отверстия через радужку (цветную часть глаза). Это дает жидкость, которая обычно циркулирует в глазу альтернативный путь к углу, где жидкость стекает из глаза. Процедура выполняется в течение нескольких минут амбулаторно в хирургическом центре. Цена — от 1500 руб.

Виды хирургического лечения

Хирургическое лечение глаукомы имеет своей целью восстановление устойчивого «целевое» давление. Операцию можно считать успешной, если она даёт возможность обходиться без лекарственной терапии, то есть внутриглазное давление стабилизируется на уровне нормальных показателей.

На практике хирургическое вмешательство не всегда в полной мере устраняет патологию, однако после лечения потребность в местных гипотензивных препаратах существенно снижается у всех пациентов. В случае частичной эффективности операции тактика дальнейшего лечения остаётся направленной на достижение нормальных показателей внутриглазного давления. Эта цель достигается консервативными мерами или повторной операцией.

Лечение глаукомы чаще всего проводится путём проникающих и непроникающих фильтрующих операций (синусотомия, трабекулэктомия). Нормализация внутриглазного давления после лечения обусловлена манипуляциями, направленными на стимуляцию существующих или создание новых путей оттока жидкости.

Наш офтальмологический центр предлагает полный комплекс хирургического лечения глаукомы. Наши офтальмохирурги имеют огромный опыт проведения всех видов операций, однако по возможности предпочтение отдаётся наиболее щадящей технике, которую обеспечивает непроникающий доступ.

Непроникающая глубокая склерэктомия (НГСЭ) — безопасный и эффективный метод хирургического лечения глаукомы открытоугольного типа.

Поскольку мембрана роговицы глаза имеет естественную влагопроницаемость, для нормализации ВГД достаточно хирургически истончить её периферический участок. Такая антиглаукоматозная мера обеспечивает естественное выведение жидкости без перфорации роговицы.

Более интенсивный влагообмен с внешней средой способствует установлению баланса между выработкой и оттоком жидких сред.

НГСЭ даёт особенно устойчивые результаты, если сочетается с установкой коллагеновых дренажей и применением лазерных технологий (ИАГ, эксимерного и аргонового лазеров). Дренаж препятствует последующему снижению эффекта от операции, поскольку позволяет избежать рубцевания тканей. Возможность оперативных манипуляций без вскрытия глазного яблока делает этот вид лечения результативным и безопасным.

Непроникающая глубокая склерэктомия в сравнении с другими видами антиглаукоматозных операций обладает следующими преимуществами:

  • послеоперационная зрительная реабилитация длится всего 1-2 дня;
  • отсутствуют существенные зрительные ограничения после лечения (можно приступать к работе через несколько дней);
  • риск послеоперационных осложнений сведён к минимуму;
  • в период реабилитации нет ограничений по физической активности (не требуется постельный режим);
  • после операции не назначаются препараты в виде капель или таблеток (если нет признаков воспаления);
  • операция может проводиться даже на ранних стадиях глаукомы, когда еще сохранна собственная дренажная система и не изменены волокна зрительного нерва.

Синустрабекулэктомия с базальной иридэктомией или имплантацией дренажа в современной мировой офтальмологии признана «золотым» стандартом хирургического лечения глаукомы.

Такая операция (в отличие от НГСЭ) связана с проникающим доступом. По этой причине синустрабекулэктомия менее популярна, хотя именно такой способ позволяет справиться с глаукомой в ряде сложных клинических ситуаций.

Суть лечения состоит в удалении небольшого участка дренажной зоны синуса и трабекулы. При этом освобождаются пути движения жидкости, и давление нормализуется. Лечение обеспечивает восстановление баланса выработки и оттока внутриглазного секрета в 60-80% случаев.

Возможным осложнением после операции считается образование рубцов. В этом случае показана повторная операция, направленная на их устранение.

Синустрабекулэктомия с базальной иридэктомией или имплантацией дренажа проводится под местной капельной анестезией с использованием современного тончайшего инструмента. Лечение проводится в амбулаторном режиме. Операция длится около 20 минут.

В период реабилитации необходимо строго соблюдать рекомендации офтальмолога, в том числе зрительные и физические ограничения. После операции назначаются глазные капли, снижающие риск осложнений и препятствующие рубцеванию тканей глаза.

Необходимо строго следовать графику закапывания препаратов в течение 2-3 недель, а также периодически проходить осмотр у офтальмолога.

Специалисты нашей глазной клиники имеют богатый опыт хирургического лечения глаукомы. На высочайшем уровне проводятся не только стандартные антиглаукоматозные операции, но и осуществляется лечение сложных и запущенных случаев.

В нашем офтальмологическом центре также вам будет предложена адекватная оперативная помощь для исправления ранее оперированной глаукомы, если результат от проведенного лечения неустойчив. Как правило, эти ситуации требуют лечения с проникающим доступом.

В Московском офтальмологическом центре такие операции производятся опытными специалистами на высоком уровне с использованием самого современного оборудования.

Диагностика глаукомы

Чтобы выявить начало заболевания, простого измерения внутриглазного давления недостаточно. Необходимо детально изучить глазное дно и диск зрительного нерва, а также исследовать поля зрения, то есть провести тщательное диагностическое обследование.

В офтальмологических клиниках «Эксимер» обследование выполняется при помощи целого комплекса современного компьютеризированного оборудования и включает в себя:

  • исследование поля зрения (при помощи компьютерного периметра);
  • измерение рефракции (способности оптической системы глаза преломлять световые лучи);
  • измерение внутриглазного давления;
  • ультразвуковые исследования;
  • определение глубины передней камеры глаза и толщины хрусталика (так как зачастую причиной высокого давления является смещение или увеличение хрусталика);
  • с помощью гониоскопии оценивается строение угла передней камеры, через который осуществляется отток жидкости из глаза.

Также в ходе диагностики обязательно проводится обследование на компьютерном периметре и на анализаторе глазного дна – уникальном приборе, имеющемся в оснащении единичных российских клиник. Это позволяет выявить начальные проявления глаукомы, возникающие до изменений в поле зрения, и вовремя остановить начавшийся патологический процесс.

Лих Иван Александрович

Врач отделения микрохирургии и общей офтальмологии, врач-офтальмолог высшей категории

Глаукому окружает огромное количество слухов и столько же заблуждений. Одни считают, что в группе риска находятся только пожилые люди, другие уверены, что пропустить первые симптомы заболевания невозможно, третьи и вовсе пытаются лечиться самостоятельно, назначая себе капли для понижения внутриглазного давления или используя народные средства.

В итоге получается, что до приема офтальмолога пациент доходит уже в состоянии, далеком от начальной стадии патологического процесса. Изменения, которые происходят в глазу пациента до обращения в клинику, к сожалению, могут быть необратимыми. Именно поэтому мы рекомендуем регулярно проходить обследование органа зрения каждому пациенту независимо от того, есть ли у него жалобы или видимые симптомы заболевания.

Операция глаукомы. проверено на себе (вячеслав суханов) / проза.ру

Глаукома — это хроническое заболевание глаз, при котором нарушен отток глазной жидкости, что приводит к резкому увеличению внутриглазного давления, отмиранию глазного нерва и, как следствие, к частичной или полной потере зрения. Все зависит, на какой стадии болезнь была выявлена и начато соответствующее лечение – медикаментозное или оперативное…

Операция

Как говорит статистика, процент больных глаукомой в мире непрерывно растет. Если раньше это была, в основном, болезнь людей пожилых, то сейчас она все больше и больше «молодеет». По некоторым источникам, сейчас в России и индустриально развитых странах Запада больны глаукомой около 20 процентов людей старше 40 лет…

Такой диагноз поставили и мне. Года три я лечил больной глаз каплями, которые прописал мне врач, но недавно они перестали мне помогать. Давление  превысило норму, и меня в конце декабря прошлого года направили на операцию в Москву, в МНТК «Микрохирургия глаза» им. Святослава Федорова. Для жителей Подмосковья это бесплатно.
Положили в пятницу, а уже в понедельник прооперировали. Есть перед операцией запретили, но так как питание в клинике довольно приличное, к тому же на завтрак давали бутерброды с красной икрой (вспомним с горечью нашу районную больницу), то мы с коллегами по несчастью не удержались и слегка нарушили предписание.
Перед операцией нас переодели в специальную униформу, состоящую из широких брюк и  просторной рубахи, и повезли на 8-й этаж, где располагается операционный блок. В коридоре ждала сидячая очередь. Одетые в зеленые рубахи – на операцию катаракты, в синие, как у нас, — на операцию глаукомы.
Мучительно ждем. Внутри, естественно, все напряжено. Очко, как говорится, не железное. Все-таки операция на глазу – это не укол в ягодицу.
Наконец, из операционной выходит врач и называет мою фамилию. Я усаживаюсь в мобильное кресло, и он закапывает мне дезинфицирующие капли. Сижу, снова жду.
Вот отодвигается стеклянная  дверь в операционный бокс, откуда с периодичностью в 15-20 минут вывозят сидящих в креслах прооперированных пациентов с заклеенным марлей глазом, и везут меня…

В операционном блоке справа и слева темные кушетки. По центру громоздятся мощные высокие станки с микроскопами, похожие на рентгеновские аппараты. Вокруг люди в темноцветных комбинезонах. Врачи и медсестры.
Меня укладывают на правую кушетку. Слева, слышу, кому-то вставляют в глаз искусственный хрусталик — значит, оперируют катаракту. А у нас – глаукому.
Мой хирург – кандидат медицинских наук Юрий Эдуардович Нерсесов, могучий мужчина интеллигентного вида.
Меня укладывают на спину, головой в фиксирующий обруч. Руки свободно лежат вдоль тела. В левую кисть вонзают иголку от капельницы, на указательный палец правой руки натягивают резиновый набалдашник датчика кардиограммы. Лицо накрывают специальным покрывалом с отверстием под оперируемый глаз. Жду с покорностью фаталиста.
Мне делают два укола рядом с глазом. Терпимо. Обезболивающая заморозка. В глазницу что-то вставляют.
А дальше начинается операция. Врач говорит: «Помогите мне. Смотрите вниз и влево». Я отвечаю: «Да» и пытаюсь следить за своим зрачком, но он все время куда-то уплывает. Я снова судорожно опускаю его вниз. Эта борьба занимает все мое сознание.
Чувствую, как скальпель разрезает мою плоть, готовя каналы для оттока внутриглазной жидкости. Именно засорение этих каналов и повышает внутриглазное давление, давящее на зрительный нерв и постепенно убивающее его. Глазной нерв отмирает – зрение падает – это и есть глаукома. Цель операции — прорезать новые каналы для оттока жидкости.

Боли не чувствую совершенно. Только ощущаю сильные и точные движения инструмента в руках хирурга, делающего сегодня четырнадцатую (!) подряд операцию.
В конце мне делают еще один укол. Операция окончена. Она заняла, думаю, как и у других, 15-20 минут. И она не страшнее пломбировки зуба в кабинете стоматолога.
Слышу голос Юрия Эдуардовича: «Все. Операция прошла успешно. Вставайте». Сил поблагодарить нет. Об этом вспоминаю только позже.
Меня снова усаживают в кресло и вывозят в коридор. На прооперированном глазу повязка, в руках история болезни. Медсестра оттаскивает кресло к лифту, и мы спускаемся на этаж отделения глаукомы. В душе покой и удовлетворение, что все уже позади.
На следующий день меня выписывают.

Через два дня я снова приезжаю в институт на врачебную комиссию. Там нас осматривает представитель страховой медицинской компании. Если операция проведена успешно, компания оплачивает институту операцию. Если нет – соответственно, тоже нет. Мою операцию признают успешной. Еще месяц нужно закапывать специальные капли, и о болезни можно забыть. Но раз в три месяца проверять давление. На всякий случай…

Эх, если бы операцию сделать пораньше, на более ранней стадии болезни!  Об этом я говорю при встрече с Юрием Эдуардовичем, с которым заранее договорился об интервью.
Он соглашается.

14 операций

— Юрий Эдуардович, вы в тот день, когда оперировали меня, провели 14 операций. Это, наверно, очень тяжело?
— Вы знаете, это количество не всегда такое. Это связано с тем, что в клинике был последний операционный день перед Новым годом. Обычно же количество операций в день у меня бывает десять-одиннадцать. Это, конечно, не намного меньше, но мы привыкли так работать. За все годы, что я работаю в МНТК, это средняя норма.

— А, кстати, сколько вы здесь работаете?
— Я пришел в Московскую лабораторию экспериментальной клинической хирургии глаза с клиникой под руководством профессора Святослава Федорова сразу после окончания 1-го Московского медицинского института в 1975 году. Два года я учился в ординатуре, а потом стал уже штатным сотрудником.

— Вы не считали, сколько операций вы уже сделали за свою жизнь?
— Трудно сказать, потому что в разные годы проводилось разное количество операций. Я начинал работать под непосредственным руководством Святослава Николаевича, в его бригаде. Тогда была совсем другая техника хирургии катаракты и глаукомы, и времени на проведение одной операции требовалось несравнимо больше.
Но время шло, и изменения происходили прямо у меня перед глазами. Сейчас техника и технологии операций изменились радикально. Сегодня вся глазная хирургия – это хирургия на микроуровне. Даже операции на стекловидном теле, операции по замене хрусталика проводятся только через минимальные разрезы, которые в последующем не требуют наложения швов. Поэтому и количество операций различное. Оно выросло.
Сейчас я делаю в год порядка восьмисот-девятисот операций. Вот и считайте.

— Я перезнакомился со многими пациентами в клинике. Они в основном из Московской области…
— Да, в основном это жители Подмосковья и москвичи, они лечатся бесплатно, по ОМС.

— И благодарить за это, по-видимому, нужно нашего губернатора…
— Да, и в этом отношении пациентам из Московской области особенно повезло, потому что все операции, включая и антиглаукоматозные, и по замене хрусталика, проводятся для них абсолютно бесплатно.

— Я видел, что вы и в субботу приезжаете на службу, жертвуя своим выходным днем.
— Если я оперирую по пятницам, а это происходит уже на протяжении порядка десяти лет, то утром в субботу я обязательно приезжаю в клинику, чтобы посмотреть, как чувствуют себя мои пациенты. Я уже как-то привык…

— То есть, живете без выходных и проходных…
— Ну, в воскресенье-то выходной есть и половинка субботы…

— А от чего еще приходится отказываться в быту, чтобы держать себя в нужной форме? Чтобы, скажем, руки не тряслись? Отказаться от вождения машины, не пить коньяк?
— Нет, машины есть практически у каждого сотрудника института, и это не мешает. Что же  касается потребления горячительных напитков, то тут, конечно, все очень и очень ограничено. Тут помогает внутренняя дисциплина. И наши хирурги, которые много и качественно оперируют, они, в общем-то, не любители алкоголя. Они больше занимаются спортом, оздоровительными процедурами и т.п.

Глаукома, как и сифилис, не вылечивается

— Глаукома, как говорят, не вылечивается, но лечение способно «заморозить» ситуацию с больным глазом, чтобы состояние больного не ухудшалось. Это так?
— Возможно, это не совсем корректное сравнение, но я бы сравнил глаукому с сифилисом. Она, так же как и сифилис, не вылечивается, а ЗАлечивается (смеемся). Поэтому разговор о том, что глаукома не лечится, — это устаревшее представление. Сейчас метод лечения – это так называемая непроникающая хирургия. То есть, мы не входим в полость глаза, мы работаем на той зоне, где имеется препятствие оттоку жидкости из глаза. Это минимальные величины, и выполнение таких тонких операций возможно только под микроскопом. И они не несут в себе никаких осложнений – ни во время операции, ни в послеоперационный период.
Наша задача – остановить процесс болезни, «заморозить» ситуацию со зрением на том уровне, какой был до операции.  Поэтому чаще всего пациенты, как они видели до операции, так они и видят после нее.
Но вот повернуть процесс вспять мы не можем, потому что отмершие в процессе болезни волокна зрительного нерва не восстанавливаются.

— Я слышал, кого-то оперируют скальпелем, кого-то лазером. Почему?
— Это зависит от сложности заболевания. Если оно на начальной стадии, без изменений полей зрения, при умеренном повышении внутриглазного давления – то тогда можно провести лазерную антиглаукоматозную операцию. А там, где ситуация запущенная, — то там используют скальпель. 
Плюс лазерная операция проводится в случае узкоугольной глаукомы. Это частный случай глаукомы. Есть и другие случаи применения лазера.

— Считается, что результат операции глаукомы может иметь для пациента три исхода: 1. Человек уже никогда не будет делать повторных операций и закапывать капли, снижающие внутриглазное давление. 2. Повторная операция не нужна, но капли надо будет капать до конца жизни. 3. Нужна повторная операция, а иногда и не одна с периодичностью года в два. Это так?
— В принципе, все три пункта имеют место быть. И все зависит, в какой стадии развития болезни оперируется пациент. Конечно, имеет влияние и возрастные параметры, особенно сопутствующие пожилому возрасту сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Довольно много больных имеют на фоне диабета повышение внутриглазного давления. Мы это учитываем.
О процентах. Если делать операцию глаукомы на начальной стадии ее развития, то по статистике благоприятный исход наблюдается в районе 85-90 процентов случаев.
С более запущенной стадией болезни процент, конечно, уменьшается. И при запущенных стадиях – процент успешных операций составляет где-то около 60 процентов.
Это статистика нашего отделения, нашего института. В других клиниках методы лечения могут быть другими, и, соответственно, статистика будет своя.

— Провокационный вопрос. Если результат лечения не тот, который хотелось бы получить в итоге, — в чем причина? Чего здесь больше – ошибки медицины или каких-то особенностей состояния организма больного?
— Вы понимаете, в чем дело – в любой хирургии стопроцентного результата никогда не бывает. Поэтому, конечно же, существует определенный процент – замечу, очень мизерный процент – возникновения каких-либо ситуаций, при которых либо операция не выполнена в том плане, в котором она должна была быть выполнена, либо результат непосредственно после хирургического вмешательства не удовлетворяет ни пациента, ни самого хирурга. Но с ростом медицинских технологий этот процент уменьшается.
Почему мы ратуем сегодня за раннюю хирургию? – Потому что меняются технологии, появляются современные методы, — например, с применением дренирующих устройств, которые пролонгируют положительный результат операции. И вообще – чем меньше объем хирургического вмешательства, тем меньше ответ организма на это вмешательство. Тем меньше всевозможных процессов, которые могут привести к снижению эффективности проведенной операции.
Кроме того, бывают случаи с предварительным отягощенным состоянием глаза – это травмы, ранения, близорукость в высокой степени (выше 6 диоптрий) и т.п. Это тоже влияет, конечно, на конечный результат операции.

Хирургия – работа творческая

— Профессия хирурга – это, как я увидел, тяжелейший труд, требующий и личного здоровья, и дисциплины, и величайшей концентрации внимания. А для вас и для ваших коллег – это только рутинная работа, как на конвейере, или тут есть место для творчества?
— Я всегда считал, что нет двух одинаковых операций, так же как нет двух абсолютно одинаковых пациентов. У каждого больного есть какое-то свое отличие, своя индивидуальность – и в человеческом плане, и в плане отличия его заболевания. Поэтому я не считаю, что это такая же рутинная однообразная работа, как заколачивание гвоздей. Это все-таки творческий труд.

— То есть зачастую вам приходится принимать решение в последний момент?
— В той или иной степени да. К тому же вы, наверно, заметили, что мы обязательно встречаемся с пациентами до операции, осматриваем их, изучаем анализы, другие данные их обследования, которые позволяют нам уже на подготовительном этапе приблизительно прикинуть план будущей операции.

— Вы этот план записываете или держите в голове?
— Нет, обычно в голове.

— То есть, работа хирурга — это дело, которое способно приносить и моральное удовлетворение от его результата?
— Вы знаете, когда я пришел сюда работать, то первые годы я настолько был увлечен всем этим, потому что студенческие годы, проведенные до этого на кафедре офтальмологии, по сравнению с тем, что я здесь увидел – это совсем другое. То, что делал профессор Федоров, например, установка искусственного хрусталика при лечении катаракты, в советское время многими светилами медицинской науки категорически отвергалось.  И Святослава Николаевича в те годы просто заклевывали коллеги, которые считали, что он ставит инородное тело, что он портит глаза.
До сих пор эти люди живы и занимают большие посты в медицинской науке, только они уже несколько поменяли свое отношение к тому, что сделал Святослав Николаевич, потому что жизнь сама показала, кто был прав. И мне тоже приятно, что и я имел и имею отношение ко всему этому делу.

— На ваш взгляд, состояние отечественно микрохирургии глаза соответствует мировому уровню? Если человек достаточно обеспечен, то где ему лучше лечиться – у нас в стране или за рубежом?
— Техника основных операций – она, что в России, что за рубежом, практически одинакова, стандартна. Даже приборы мы используем одни и те же, как, например, при операции по замене хрусталика глаза — прибор «факоэмульсификатор». То же самое и при проведении других операций.
Единственное отличие, что у нас лечение почти наверняка дешевле…

— У вас не только огромный практический опыт хирурга, но еще и научный опыт. Можете дать какой-нибудь ценный совет людям, больным глаукомой, который помог бы им в жизни?   
— Меня учили в институте, когда мы проходили курс глазных болезней, что абсолютно все люди после 40-45 лет должны периодически измерять внутриглазное давление, следить за состоянием своего здоровья. Хотя, конечно же, я голову даю на отсечение (грустно улыбается), что большинство из этих людей никогда не пойдет в больницу сидеть многочасовую очередь к окулисту, если у него ничего не болит.
Но все-таки к своему здоровью нужно относиться достаточно серьезно. И если появились какие-то дискомфортные признаки – например, затуманенность зрения, то это уже ярко выраженный симптом заболевания глаукомой, когда идет отек роговой оболочки. Это означает очень сильное повышение внутриглазного давления. И тут надо незамедлительно обращаться к врачу. Обязательно к врачу.

— Как говорил один мой знакомый, никогда не лечись по справочнику – умрешь от опечатки.
— Это точно (смеемся)…

Эпилог

На прощание нас ведут в процедурный кабинет, чтобы сделать прощальный укол. Попадаю в первую мужскую пятерку. Заходим и начинаем расстегивать ремни на брюках. Укол, наверно, в ягодицу, а, может быть, в руку. За дверью бухтит женская пятерка, которая только что скандалила с нами за право первоочередности.
«Вы что?» — удивляется медсестра. – «Укол в глаз!»
Обычный укол рядом с глазом, по-видимому, дезинфицирующий. Не больно. Но выходя из кабинета, мрачно говорю ожидающим скандальным старушкам: «Вы думали, укол будет в руку? Укол делают в глаз. Не все выдерживают…»
И гордо иду по коридору. Не оглядываясь, чувствуя спиной, как в очереди начинает закипать тихая паника…

Беседовал Вячеслав Суханов

Показания к операции

Проводить или нет хирургическое вмешательство? Подобным вопросом мучаются многие люди, страдающие от повышенного внутриглазного давления. К сожалению, большинство медиков в попытке заработать, не всегда дают пациентам объективные рекомендации. Часто они склоняют к операции, не имея на то веских причин.

Начальную стадию патологии рекомендуется лечить с помощью медикаментов. Как правило, один или два типа лекарственных средств способны привести показатель ВГД в норму. Однако, если лечебные препараты не принесли ожидаемого результата либо болезнь стремительно прогрессирует, врач рассматривает возможность проведения вмешательства.

Основные показания к операции:

  • Повышенное внутриглазное давление на фоне терапии антиглаукомными медикаментами.
  • Быстро сужение зрительного обзора, сигнализирующее о повреждении оптического нерва.
  • Невозможность или нежелание больного регулярно использовать глазные капли.
  • Прогрессирующее падение остроты зрения при нормальном давлении.
  • Стремление пациента избавиться от постоянного приема лекарственных средств.
  • Абсолютная глаукома, характеризующаяся полной слепотой и сильными болевыми ощущениями.
Необходимость проведения операции – это сложный вопрос, который вызывает массу дискуссий со стороны медиков. Если речь идет о хронической форме заболевания, то доктору нелегко принять окончательное решение.

На рынке фармакологии препараты для снижения внутриглазного давления представлены в широком ассортименте. Однако, порой они имеют побочные эффекты и не приносят ожидаемого результата. Поэтому иногда лучше решиться на операцию.

https://www.youtube.com/watch?v=fnzkGM27lrI

Стоит понимать, что глаукома бывает не только хронической, но и острой. В этом случае недуг прогрессирует стремительными темпами и способен за два дня привести к слепоте. Пациенту с острым приступом при закрытоугольной глаукоме требуется срочная помощь. Если лечебные средства не помогают, назначают хирургическое вмешательство.

Типы дренажей

Типов дренажей великое множество – они отличаются по типу материала: гидрогелевые, коллагеновые, металлические и пластмассовые.

По форме могут быть прямоугольные, овальные, квадратные и треугольные.

Они могут быть сплошными или пористыми, представлять из себя трубочку или «гвоздь»Есть так называемые клапанные дренажи (Ахмеда или Мальтено) – это такая система трубочек с пластмассовым «карманом», которые обеспечивают сообщение между передней камерой глаза и пространством между оболочками глаза куда происходит отток. Внутри трубочек расположены клапаны, которые способны регулировать поток внутриглазной жидкости.

Какой лучше? Идеального нет, все очень индивидуально. Все как всегда зависит от опыта и здравого смысла хирурга.

Так выглядит клапан Ахмеда схематически:

А так — «вживую»:

«Гвоздь»-мини-шунт, изготовленный из стали:


Дренаж из золота –довольно дорогой и очень хрупкий:

3. Операции, нормализующие циркуляцию водянистой влаги. Например,

иридэктомия

(при закрытом угле передней камеры).

В случае, если угол передней камеры заблокирован корнем радужной оболочки, вскрыв переднюю камеру глаза мы можем выполнить отверстие в радужке и восстановить ток жидкости из задней камеры в переднюю камеру глаза. Микрохирургическая техника сделала иридэктомию менее травматичной и практически безопасной операцией.

К таким операциям можно отнести иридоциклоретракцию и прочие. Этот тип операции менее предсказуем в плане эффективности, сопряжен с осложнениями в виде кровоизлияний в полость глаза, появлением и быстрым созреванием катаракты, хроническим воспалительным процессом.

4. Операции, понижающие продукцию водянистой влаги. Например, циклокриокоагуляция.Циклокриокоагуляцию проводят при терминальной стадии глаукомы, а также в случае неэффективности трабекулэктомии или других подобных операций. Зону, которая вырабатывает внутриглазную жидкость можно не только разрушать лазером – ее можно «вымораживать».

Во время циклокриокоагуляции при помощи специального криозонда на поверхности склеры наносят ожоги в проекции цилиарного тела, которые расположены по кругу. В области ожогов криозонда клетки цилиарного тела атрофируются за счет влияния низких температур.


Короче, ожог или отморожение помогают снизить давление как попытка сохранить глаз как орган, который уже, к сожалению, не видит.

5. Каналопластика – пластика Шлеммова канала

Канал Шлемма (назван в честь немецкого анатома Фридриха Шлемма в IXX-м веке) – это основной транспортный коллектор, отводящий водянистую влагу (скорость примерно 2-3 микролитра в минуту) из передней камеры глаза через многочисленные сеточки в вены черепа.

Это сосуд, проходящий по кругу стыка роговицы и радужки в толще склеры в углу передней камеры.

Канал по своему строению напоминает лимфатический сосуд. Внутренняя часть канала, которая ближе всего соприкасается с водянистой влагой, покрыта микропористой (трабекулярной) сетью. Этот участок оказывает наибольшее сопротивление оттоку водянистой влаги.

Так выглядит Шлеммов канал в анфас и профиль:

Операции на канале включают расширение его различными зондами и баллончиками, проведение в него «по кругу» специальных нитей, рассечение (трабекулэктомия ab interno) и, в конце концов, просто заполнение его вязкими жидкостями (например, вискоканалостомия).

Так выглядит каналопластика нитью:

Однако такие операции в лучшем случае дают очень недолговременный эффект из-за рубцевания и рецидива закупорки. Но научные изыскания в этом направлении постоянно ведутся.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector