Интимный медосмотр школьника | Пикабу

Началась водянка оболочки яичка

Она довольно часто бывает у новорожденных и заключается в скоплении жидкости между оболочками яичка. Когда жидкости не много, то есть оболочка эластичная, не каменной плотности, спешного вмешательства хирургов не требуется. Но если оболочка плотная – надо жидкость откачивать, потому что высокое давление в оболочке неизбежно отразится на состоянии яичка, оно может пострадать.

В животике прощупывается опухоль

Иногда мама замечает ее, когда купает малыша. Это может быть гидронефроз, при котором у малыша есть на каком-то участке мочеточника либо мочеиспускательного канала сужение и моча не выходит наружу в полном объеме, а скапливается выше этого сужения. Почка растягивается, раздувается и внешне воспринимается как какое-то объемное образование в животе.

Возникла паховая грыжа

Вот эти грыжи сами не проходят. Паховые требуют хирургического лечения. Встречаются они преимущественно у недоношенных детей. У мальчиков гораздо чаще, чем у девочек. При этом грыжа у мальчиков выглядит, как увеличение одной половины мошонки. Сначала ребенок беспокоится, потом у него появляется припухлость в паху, потом участок кишки опускается в мошонку и мошонка увеличивается.

Очевидно, причина этой хирургической патологии кроется в пороке развития пахового канала или пахового кольца. Канал не смыкается до такой степени, чтобы препятствовать выпадению петли кишки. У малыша от крика, от того, что он тужится, повышается брюшное давление, кишка ищет выхода из брюшной полости и находит место наименьшего сопротивления – растянутое паховое кольцо. Если предрасположенность к паховой грыже есть, она всегда появится, как бы вы малыша от напряжений ни оберегали.

Для девочек паховая грыжа опаснее, чем для мальчиков, потому что у них грыжевым содержанием бывает не кишка, а яичник. Когда он выходит за пределы брюшной полости, нарушаются его питание, циркуляция крови и яичник может прийти в такое состояние, что потом уже никогда не будет выполнять свои функции.

Сейчас хирурги считают, что оперировать паховые грыжи надо тогда, когда поставлен диагноз, не откладывать решение вопроса на потом, дожидаясь, чтобы ребенок подрос. Но оперировать новорожденного – очень сложная задача, поэтому ищите клинику, где у врачей есть опыт подобных операций.

Интимный медосмотр школьника

Да, наверное, сначала нужно было бы представиться. Хотя это и есть начало.

Зовут меня Татьяна Сергеевна. Имя настоящее. Действительно, а кто будет проверять и как, из такого-то количества школ. И кому это вообще нужно. Ну да ладно. Да и я настоящая.

Чего в нашем мире сегодня только не бывает…

Некоторое время назад моя жизнь изменилась кардинальным образом. Но, пока я особо этого не ощущаю. Просто такой бардак в голове творится. Даже не могу определиться, что такое хорошо, а что такое плохо. Поэтому и не ощущаю. Я очень сильно боюсь того момента, когда по-настоящему осознаю всё происходящее в действительности.

Но после того, как вы узнаете обо всём – вы меня поймете.

У меня есть муж, которого зовут Ромой. Он старше меня на пять лет. В браке мы с ним состоим уже семь лет. А нашему ребёнку сынишке Валерику всего лишь пять годков.

Понятно, что сынуля ходит в садик, а муж работает – адвокат.

Такая себе обычная семья: муж юрист, а жена медсестра.

Рома у меня столичный франт, а я из Владивостока.

Ох уж и занесло меня в дали дальние или из далекого Владика точнее чуть ли не в центр мира.

Жили мы, не тужили, душа в душу, по крайней мере, это мне так казалось.

Девочки, верите! Ни разу, ни разу я своему мужу не изменила!

У меня даже мыслей подобных в голове никогда не было, даже близко. А ни, ни. А ничуть. Души в нём не чаяла. Любила больше чем себя.

И мне даже в голову не могло прийти, что он ко мне относится не так же, как и я к нему.

Но, вот настал тот роковой день, когда всё низменное, гадкое и гнилое из человеческого существа вылезает наружу…

Конечно же, это я про своего мужа. Если его вообще можно после этого назвать человеком. А как тогда называть меня…

Одним словом, я узнала, что у него есть другая женщина. Тоже мне женщина нашлась. Хотя…

Мне ещё долго предстоит разбираться в себе, почему так произошло. Но ведь так происходит в большинстве пар. А я вот почему-то думала, что мы какие-то особенные и нас это не коснется в жизни.

Ага, индюк тоже думал и в суп попал. А возможно, как вариант, если бы он не нашел себе другую женщину, то через несколько лет я бы нашла себе другого мужчину. И такое может быть. Но я в это не верю, если отталкиваться от того, что и как всё было изначально.

Так вот, я живу буквально в десяти минутах ходьбы от школы. Естественно, что на обед хожу домой.

Но в тот «злополучный» день у нас в школе был – коллективный – медосмотр учеников одиннадцатых классов, а точнее, извините, за грубость, хотя этой грубости в моём повествовании будет ещё более чем достаточно – их половых органов.

И его решено было проводить именно до и во время обеденного перерыва. Вот такая у нас хорошая директриса. Ну да бог с ней или чёрт неважно. А может это и к лучшему всё.

То есть на обед домой я практически пойти никак не могла. Собственно, в разговоре с мужем по телефону я про это ему и сказала.

Ну, да и всё на том…

Что представляет собой подобного рода медосмотр, а большинство читателей, скорее всего, мужчины, которые когда-то учились в школе и проходили его, — смысла мне рассказывать нет. Разве что со своей женской стороны. Да мои две коллеги медсестры, вернее медсестрички, девочки, сразу после получения дипломов о медицинском образовании, а по ним это было видно, — были крайне рады всему происходящему.

Меня же лично на тот момент такое обилие разных по форме и размеру мужских половых органов, да ещё и старшекласников совершенно не интересовало. Так же как и в предыдущие годы.

Нет, но чего греха-то таить: мелькали мысли, конечно же. Ну а какую женщину бы в подобной ситуации данные мысли не посетили бы (разве что фригидную). Пускай и поверхностно. Тут главное – благоразумие, которого у меня было предостаточно: муж, семья, ребёнок – навеки. Вот такой приоритет.

В итоге я посмотрела, что девочки за оставшиеся двадцать минут спокойно справятся и сами, — поэтому и пошла домой.

А какая разница.

Так, чтобы вы понимали: когда я подходила к дому, это уже было то время, в которое мой обед должен был заканчиваться. Вот я подхожу, такая вся хорошая, смотрю и…

просто глазам своим не верю…

Хорошо, что я ещё успела вовремя отскочить за дерево, и меня не заметил… мой муж, который впопыхах выскакивал из подъезда с такой себе девочкой лет 22/24…

Как потом оказалось, это была практикантка в их конторе (через несколько дней я узнала, кто она, от общих знакомых). Мало того, — дочка их начальника: такая себе – Карина.

В принципе, я даже сама не поняла, почему тогда спряталась, притом, что в тот момент визуально ничего страшного не происходило. Как-то так на подсознательном уровне получилось, что ли.

Лишь только спустя несколько секунд, когда они, естественно, поправляя на себе одежду, а барышня к тому же и свою помятую шевелюру, быстро сели в нашу машину и уехали, — до меня дошла суть всего происходящего.

Я могла бы сейчас до бесконечности описывать, что со мной произошло в эту секунду, но принимая во внимание то, что вы уже знаете о моём отношении к мужу, вы сами прекрасно можете всё понять.

Скажу коротко.

Я так простояла, как вкопанная полчаса не сходя с места, с тупым взглядом в никуда. Да у меня тогда и мыслей как бы никаких и не было.

В итоге я зашла домой и просто выпила целую бутылку вина.

И чтобы вы понимали: для меня это – ну просто конская доза. Потому что я пью только по большим праздникам, и то, даже не пью, а пригублю. Просто не нравится мне это дело. В меру да, но не более. А тут вот так. Разумеется, что я отключилась. Да так, что аж до самого утра.

Муж пришел поздно вечером. Что-то там теребил меня. Для него это было тоже неожиданностью, чтобы я до такой степени была пьяна.

Я еле ляпнула, что мы отмечали день рождения, какой-то там учительницы и дальше уснула.

Наутро, как на удивление, у меня совершенно не болела голова, ну и слава богу.

Но не болела она у меня в физическом плане, и не тошнило. А вот в психологическом – была беда.

Когда я проснулась, Рома уже уехал на работу. А насчёт сыночка, так он буквально неделю до этого приболел, и мы его на некоторое время отправили к родителям мужа.

Они просто живут на другом конце Москвы.

Проспать, я не проспала. Приняла душ, привела себя в порядок.

Но, тут уже повествование пойдёт немножко в другом ключе. Потому что всё же поменялось. Так что зайду немного с другой стороны, чтобы у вас уже было кое-какое фактическое/визуальное представление обо мне и обо всём происходящем.

С виду я совершенно ничем не хуже, и это не пустые слова, той же Карины и тех же своих молодых девочек коллег. Да и вообще им подобных. Так, что 30 лет ещё далеко не приговор.

Так вот, пошёл уклон…

Вот сейчас, так просидела минут 15. Честно, даже боязно, как-то дальше писать. На самом деле до ужаса стыдно. Но только так могу выговориться.

Не рассказывать же это кому-то на словах. Ну как выйдет, так выйдет. Как смогу, так и напишу.

Набрала воздуха побольше, ну и…

На работу я пошла одетой в трусики, лифчик (мужчинам, наверное, будет интересно) полностью белого цвета. В джинсах. В белой футболке. И в легких кроссовках.

Накинула ещё на себя весеннюю курточку, зелёного цвета. Боже такие подробности, что просто слов нет…

Косметика – это не моё, в большинстве своём. А так, в целом, я относительно высокая 175 см рост и, в принципе, средняя. Ну, или чуть-чуть худощавая вешу 66 кг.

Вот, как-то так, как смогла, так себя и описала, чтобы вам интереснее было.

Хотя, если бы в тот момент по выходу из дома мне бы кто-то сказал, что со мной будет происходить в этот день, я бы ни за что в жизни в такую дурость не поверила бы…

Так я и пришла на работу. Тут всегда переодеваюсь.

Джинсы прочь, кроссовки прочь. Даже футболку прочь. Белый халатик поверх лифчика и трусиков, и босоножки. Вот и всё моё обмундирование.

Почему я так особо заострила внимание на одежде. Потому что в целом это связано с дальнейшими событиями. Ну, вы поймете. Тут только полностью глупый человек не сможет понять. Просто начинала писать как бы всё культурно, хорошо, ласково и нежно, а в продолжении будет горькая, а может, и нет – правда жизни.

Мои девочки в этот день на работу не вышли. Обе с самого утра позвонили и отпросились. Абы что.

Задачей № 1 было следующее: подчистить хвосты, как говорится. То есть из всех ребят, которые должны были пройти медосмотр, пятеро этого не сделали по неизвестным мне причинам. Да и не суть важно. То есть я должна была отловить их во время уроков. И, собственно, провести медосмотр в индивидуальном порядке. Понятно, что вылавливать этих гавриков во время перемены бесполезно.

Составила список, начался урок, пошла по классам…

Двое учились в одном классе, так их вообще на уроке не оказалось, и в школе никто их не видел. Опять 25: ёще двое учились в другом классе, аналогичная ситуация. Ни душ, ни тел.

Оставался один последний, фамилии называть не буду, придумывать тоже, но настоящее имя Женя. Не огромную тайну за семью печатями раскрыла.

Я даже сначала не понимала, что это за Женя. В принципе, как оказалось, визуально я его знала. Обычный себе ученик, которому уже 18 лет стукнуло, ничего хорошего, ничего плохого.

У них как раз шёл урок химии, я и попросила химичку отпустить его на медосмотр. А сама пошла в кабинет.

Села за стол, жду, и вчерашняя картинка, как мой ненаглядный со своей пассией выскакивают из подъезда, и заскакивают в машину и уезжают – всё стоит и стоит у меня перед глазами. Вот подумала, а если бы я в этот момент стояла бы перед ними, что бы тогда было бы.

Так за этими мыслями, я даже и не заметила, не услышала, как в кабинет зашёл Женя. Ага, я пришла в себя. Машинально сказала ему, чтобы он закрыл двери на замок. Опять развернулась к столу, мой стол стоял около окна, посмотрела в окно и сказала:

-«Раздевайся там, за ширмой, и подходи ко мне».

Он угукнул и перешел за ширму раздеваться.

Я привстала и задвинула на окнах половину жалюзи, чтобы его не было видно, когда он подойдёт ко мне, потому что буквально, напротив, под углом проходил урок у девятиклассников. Тоже уже надоела эта планировка, образно говоря, не дают спокойно работать, всё время какие-то пересмешки, подмигивания – то в мой адрес, то в адрес моих девочек.

Уже даже внимания на это не обращаю внешне, но внутренне – всё равно немного достает.

Тут слышу из-за ширмы Женин голос:

-«Татьяна Сергеевна, а как трусы, оставлять?».

Господи, что за глупый вопрос — подумала я, конечно, что оставлять, — и тупо ляпнула наоборот – с ноткой сарказма, сама не знаю, что на меня нашло:

-«Нет снимай».

За ширмой пауза, я зависла, но пришла в себя и добавила:

-«Извини, конечно, НЕ снимай».

Ещё где-то через полминуты он уже подошел ко мне. То есть я уже понимала и видела боковым зрением, что она стоит в метре от меня и ко мне лицом.

Естественно, я собралась развернуться к нему, чтобы провести этот злополучный медосмотр.

Итак, а у меня стульчик ещё такой крутящийся, я поворачиваюсь к нему и понятно, что сразу автоматически, тем более это был тот же уровень по высоте приблизительно, — упираюсь с расстояния как бы одного метра взглядом, глазами прямо в его трусы.

Они были у него такого серого цвета и что-то наподобие обтягивающих.

Ну, понятно, что когда трусы обтягивают мужчину, так сказать, то его хозяйство не остается незамеченным.

Но даже, несмотря на это всё равно было видно, а я конечно за столь долгие годы верности уже, можно сказать, и опыт утратила, и глаз не тот, что он у него – ну ладно, буду называть всё своими именами – член (господи, что я пишу, как я пишу), — короче, был немного в поднятом состоянии.

По сути, аналогичную картину и не единожды мне уже довелось наблюдать за день до этого – во время прошедшего медосмотра, разумеется. Там некоторые ребята к моим девочкам тоже уже подходили с наполовину того.

Я тогда в медосмотре принимала посредственное участие, как старшая сидела и записывала, а не контактировала с этими экземплярами. А тут на тебе – я с одним из таких наедине в кабинете.

А разница-то в возрасте, — мама не горюй. Мне 30 лет. А Женя просто ученик одиннадцатого класса.

Но, несмотря на это, я как-то даже и не чувствовала, что я старше его на столько лет.

Я сразу сказала ему обернуться, чтобы проверить его позвоночник. Женя повернулся, а я попросила его нагнуться (согнуть спину).

Привстала и посмотрела позвоночник. Хотя, вы знаете, когда я дотронулась до него, вообще, в принципе, что-то меня в середине задело, даже не могу объяснить что…

Потом я снова села и попросила его согнуть ноги в коленях, посмотрела стопы и сказала ему снова, чтобы он повернулся ко мне.

После этого Женя немного замешкался, секунд на пять. Я даже сразу и не поняла, чем была вызвана эта пауза. Но в итоге он нехотя повернулся и тут, естественно, до меня дошло.

Да… его пенис стоял ещё не полностью, но всё же значительно увеличился в размерах.

У меня в голове щёлкнуло. Стало ещё более неудобно. Я мельком взглянула ему в глаза, а он в мои.

Секунды две мы смотрели друг на друга и оба синхронно отвели взгляды.

Мы тупо оба друг друга стеснялись. Хотя мне казалось, что я стесняюсь его больше. А может он вообще, и не стеснялся. Потому что мне сейчас даже кажется то, что он пересмотрел меня, а я взгляд отвела немножечко раньше. Вот такая вот вышла перестрелка.

Я стеснялась поднять голову и посмотреть ему в глаза снова…

Я стеснялась смотреть даже на его трусы, в район его члена…

Я понимала, что если я туда буду смотреть, он прекрасно это заметит. Так, мне ничего и не оставалось, как тупо уставиться взглядом в район его колен.

На несколько секунд я даже растерялась и совершенно не понимала, что делать дальше. И тут собралась:

-«Так Женя, вытяни руки вперед, расставь пальцы широко и закрой глаза, и поочередно левой и правой рукой коснись кончика носа».

Уже после этих слов я смогла посмотреть на него. Поднять свою голову.

Хотя взгляд как магнитом тянуло к его трусам, а точнее к той их форме, которую они собой представляли, — фигурально так выразилась.

Да-да-да, что-то подобное творилось у меня в голове на фоне измены мужа, сказался и вчерашний медосмотр, и тут нате вам, пожалуйста.

Когда Женя закрыл глаза и начала что-то там пытаться попадать себе пальцами в нос, я автоматически перевела свой взгляд снова на его трусы, понимая, что в этот момент он меня не видит.

Хотя были мысли, что он подглядывает. Но я уже на это как-то не обращала внимания. Я просто секунд пять, как какая-то больная на голову пялилась ему между ног.

Потом опять вспомнила, где я и кто я. И отвела взгляд.

То есть ситуация была такая, что он прекрасно понимал, что у него член поднимается и я это вижу. Но он как бы ничего не может сделать: развернуться и уйти. И я не могу сказать ему, чтобы он ушел.

Какой-то своего рода замкнутый круг получался. Это-то и бесило. И нужно было хоть что-то да делать. Потому что дальше так продолжаться не могло.

В этот момент я настроилась, как только могла. И выражаюсь образно, молвила:

-«Женя, давай снимай трусы, я там быстро посмотрю, и будем заканчивать наш медосмотр».

И тут для меня время как бы остановилось, каждая секунда тянулась как минута. Что-то вроде того.

До меня понемногу начало доходить то, что сейчас я на самом деле вживую увижу его член, находясь с ним в кабинете, наедине.

И, чем больше я это осознавала, тем больше не понимала, что со мной такое происходит, и тем более не знала, что делать дальше, как быть, как поступить. Все на кучу. Потому что мысли, как я чувствовала, шли уже не в ту сторону.

И вот он начал стягивать их. Да он и сам это делал медленно. И казалось, что в этот момент его член становится всё больше и больше. Он реально это делал медленно, не как какой-то стриптизер, просто так у него получалось.

То есть его член был направлен вниз. Трусы съезжали тоже вниз. И постепенно, по чуть-чуть его оголяли. Но мне, если честно, хватило даже уже одного вида волосков на лобке. А он у него, как оказалось, был небритым, как сейчас якобы модно. Но не так, чтобы ужас как заросшим, а так — средней волосистости.

У меня начала… кружиться голова.

И этот эффект усиливался ещё больше, когда сантиметр за сантиметром он открывал для меня свой член. Я смотрела на весь этот процесс, как на какой-то наш бабский сериал.

Так даже хотелось, чтобы он никогда не кончался. Но тут проступило основание головки, последняя, так сказать, серия…(продолжение в комментариях(не хватает места))

Кстати

А вот с чем не надо бежать к хирургу, так это с фимозом (невозможность обнажения головки полового члена) у мальчика-младенца. Крайняя плоть и должна быть сужена в первые годы, так задумала природа. Подождите до 3 лет и крайняя плоть раскроется сама. И только если к трем годам этого не случится, идите к врачу.

Малыш вяло мочится

Струя у новорожденного (что у мальчика, что у девочки) должна быть широкой, непрерывной, идти с напором, дугой, не смачивать наружные половые органы. А если она вялая, сочится по капелькам, или такая тонкая, будто выдавлена из шприца, или испускает брызги, как газонная поливалка, вам нужна консультация врача. Возможно, у малыша – порок мочеиспускательной системы.

Младенца мучают запоры

Если стул у малыша бывает только после того, как вы сделали ему клизмочку, это повод, чтобы показать его хирургу. Надо убедиться, что у малыша нет врожденных болезней толстой кишки. Причем, чем раньше будет поставлен диагноз, тем лучше окажутся результаты лечения.

Мокнет пупочная ранка

Пуповинный остаток сейчас новорожденным удаляют рано: на 3–4-е сутки. А пупочные сосудики к этому моменту не всегда готовы закрыться. Поэтому очень важно следить за тем, как выглядит пупочная ранка, и правильно за ней ухаживать.

В идеале пупочная ямка должна быть сухой. Она может быть покрыта корочкой.

Постарайтесь, чтобы эта корочка держалась как можно дольше, под ней сейчас происходит эпителизация сосудов. Ни в коем случае нельзя снимать эту корочку или пытаться ее размягчить. В первые дни ранку обрабатывайте либо слабым, чуть розоватым раствором марганцовки, либо «зеленкой».

Иногда из пупочной ранки идут выделения: слизь, сукровица… Установить, отчего это происходит, должен хирург. Может, у ребенка врожденные свищи пупочного протока, может, не идет эпителизация сосудов… Хирург поставит диагноз и примет меры, чтобы ранка закрылась.

На теле есть гемангиомы

Они выглядят, как насыщенно-красные маленькие пятнышки на коже. Это доброкачественные опухоли, которые возникают из-за неправильного развития капилляров кожи. Но такая опухоль может расти, так что если она расположена на лице или, наоборот, в каком-то укромном месте: на половых органах или около заднего прохода, ее лучше убрать. В любом случае гемангиомы должен посмотреть хирург.

Прощупывается только одно яичко

В норме у новорожденного мальчика оба яичка уже должны опуститься в мошонку. Исключение составляют недоношенные, у них яички могут опуститься позже, в два-три месяца, к тому времени, как все системы и органы малыша дозреют, сам он наберет вес, приблизится по развитию к сверстникам, рожденным в срок.

Болезнь, при которой одного яичка в мошонке нет, называется крипторхизм. Такого мальчика надо обязательно показать хирургу. Сейчас операции при крипторхизме делают тоже очень рано: и в год, и даже до года.

Пупочная грыжа не прошла до года самостоятельно

К пупочным грыжам отношение у хирургов спокойное. Брюшного пресса у новорожденного ребенка пока нет, брюшная стенка – слабая, поэтому ничего удивительного, что пупочная ямка у некоторых младенцев вовсе не ямка, а выбухающая выпуклость. Если вы надавите пальцем такому малышу на пупочек, палец провалится в широкое кольцо.

Что теперь делать? Специалисты убеждены: никаких пластырей на пупок накладывать не надо, никаких рублей или пятаков к нему не прикреплять. И бандаж противопоказан. Опираясь на бандаж, брюшная стенка так и будет «висеть», не работать. А ваша задача – наоборот, развивать брюшную мускулатуру малыша. Для этого надо:

● почаще выкладывать его на животик,

● делать массаж живота: поглаживать его по часовой стрелке,

● следить, чтобы ребенок не страдал запорами, не тужился.

А если до года пупочная грыжа не пройдет сама, идите на консультацию к хирургу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector