Операция при глаукоме: стоит ли делать, последствия, восстановление зрения

Диагностика

Для того чтобы поставить диагноз глаукома недостаточно просто измерять внутриглазное давление. Постановка такого серьезного диагноза требует детального изучения глазного дна и состояния зрительного нерва, а для пущей уверенности нужно установить поле зрения пациента. Для этого требуется очень детальное обследование под наблюдением офтальмолога.

Своевременное обследование у офтальмолога может предостеречь развитие глаукомы

Пройти обследование можно в любой клинике, которая специализируется на заболеваниях зрительной системы и имеет в своем арсенале передовое компьютеризированное оборудование.

Перед тем как поставить окончательный диагноз, офтальмолог:

  • проводит исследование поля зрения;
  • выявляет, способен ли глаз оптически преломлять лучи света;
  • измеряет внутриглазное давление;
  • проводит ультразвуковое обследование;
  • измеряет толщину хрусталика, устанавливает, не произошло ли его смещение;
  • оценивает строение угла передней камеры, обеспечивающей отток жидкости.

Этот комплекс процедур является обязательным и безотлагательным при подозрении на возникновение глаукомы. Но, даже он не всегда способен дать точный результат. Существует сверхчувствительное оборудование, которое способно выявить заболевание еще в самом его зародыше и вовремя остановить процесс развития болезни.

Лечение глаукомы должно проходить строго под контролем врача. После того как был поставлен диагноз офтальмолог может назначить медикаментозное лечение, а именно глазные капли, которые помогут снизить внутриглазное давление. Помимо глазных капель пациенту выпишут лекарства, улучшающие кровоснабжение глазного нерва.

Медикаменты для лечения глаукомы может подобрать только лечащий врач, с учетом того, какая форма глаукомы у пациента развивается и по каким причинам она возникла. Самолечение может вызвать приступ острой глаукомы и спровоцировать слепоту.

Пример воздействия лазера для лечения глаукомы

В случае, когда пациент уже прошел курс медикаментозного лечения, и оно ему не помогло, врач назначает оперативное вмешательство. Операции бывают двух типов: лазерные, обычно они проходят достаточно быстро и безболезненно и традиционные хирургические, которые предполагают вскрытие глазного яблока.

Основной целью противоглаукомных операций является увеличение скорости оттока жидкости из глаза. Таким образом, внутриглазное давление можно будет стабилизировать и оно не будет причинять дискомфорт и способствовать прогрессированию болезни.

Оперативное вмешательство происходит не для того, чтобы избавиться от болезни как от злокачественной опухоли, ведь полностью излечить глаукому практически невозможно, а все потому, что она имеет хронический характер.

Какими могут быть последствия после оперативного лечения?

Осложнения возможны после любой операции. В случаях с глаукомой они связаны с внутриглазным давлением. Если его не удалось сбить, то болезнь осталась. Если давление слишком низкое и не нормализуется — возможны отслоения сосудистой оболочки и ряд других нарушений. Есть риск получить инфекцию — это может обернуться потерей глазного яблока.

Последствия глаукомы различны, но в большинстве случаев операции проходят успешно, хотя срок их действия оставляет желать лучшего. Самое важное — вовремя обратить внимание на нарушения и прийти к доктору. На ранних стадиях любая болезнь излечима.

Чтобы избежать негативных последствий следует избегать физического и зрительного перенапряжения, соблюдать диету, щадящий режим и принимать назначенные врачом лекарственные препараты.

Негативные последствия после операции глаукомы наблюдаются примерно в 20,0% случаев и связаны они, в основном, с упущениями во время операции, несоблюдением режима во время реабилитационного периода, а также вследствие наличия у пациента противопоказаний, на которые предварительно не обратили внимание.

  • ВИЧ, СПИД — высокая вероятность заражения во время или после операции;
  • Аутоимунные заболевания — иммунная система организма может дать сбой и здоровые клетки станут уничтожаться;
  • Наличие катаракты, которая часто сопутствует глаукоме. При комбинированной форме заболевания механическую терапию не применяют.
  • Наличие инфекционных или бактериальных заболеваний — вероятен риск проникновения инфекций в глубинные слои.
  • Деструкция сетчатки, наличие предыдущих операций на глазах. Каждое последующее оперативное вмешательство увеличивает риск осложнений, поэтому рекомендовано не больше четырех операций на глазах в течение жизни.
  • Дистрофия сосудов глаза — при повреждении во время операции процесс заживления будет длительным.

Если перед операцией обратить внимание на наличие у пациента перечисленных заболеваний, то можно значительно сократить риски негативных последствий хирургического вмешательства. В медцентре имени С.Федорова применяют современные технические средства, которые позволяют провести комплексное обследование пациента перед операцией, установить наличие противопоказаний, и минимизировать негативные последствия после хирургического вмешательства.

  • повышенная светочувствительность в течение полугода после проведения операции;
  • снижение зрительной остроты;
  • показания для повторного проведения операции;
  • воспалительные процессы в глазах;
  • дистрофия роговицы;
  • развитие заболевания — катаракты;
  • бактериальное инфицирование.

На раннем послеоперационном этапе, чаще всего, наблюдается гипертензия, гипотония, воспалительные процессы. Спустя полгода после хирургического вмешательства осложнения могут проявляться в виде стремительного развития катаракты, гипертензии, заражения различными инфекциями.

Очень редко после оперативного вмешательства у пациента может развиться глаукома в злокачественной форме — тяжелое осложнение, которое возникает вследствие блокирования оттока влаги и попадания ее в стекловидное тело.

Чтобы предотвратить осложнения после операции глаукомы глаза, пациенту назначают специальные капли с антибактериальным эффектом. Для предупреждения ирита применяют кортикостероидные препараты. Чтобы снять воспаления применяют местные противовоспалительные препараты.

При повышении внутриглазного давления проводят массажирование глазного яблока. С помощью таких процедур фильтрующие пути формируются легко и быстро.

Лечение осложнений проводят консервативными методами. Медицинские препараты подбираются, исходя из индивидуальных особенностей пациента. Если возникают отдаленные осложнения в виде кисты в фильтрационной подушке, то проводят субэпителиальное вскрытие.

Несмотря на наличие рисков возможных осложнений, оперативное вмешательство может быть единственным способом сохранить зрительные функции.

После операции нужно вовремя проходить обследования, стараться избегать стрессов и чрезмерной физической нагрузки. Поскольку процессы, вызывающие глаукому, деструктивно влияют на состояние глаза и глазного нерва, это заболевание часто осложняется другими, например, катарактой. В этом случае рекомендуется при проведении операции сразу протезировать хрусталик.

Медикаментозное (консервативное) лечение

  1. терапия, направленная на снижение внутриглазного давления (офтальмогипотензивная терапия);
  2. терапия, способствующая улучшению кровоснабжения внутренних оболочек глаза и внутриглазной части зрительного нерва;
  3. терапия, направленная на нормализацию обменных процессов (метаболизма) в тканях глаза с целью воздействия на дистрофические процессы, характерные для глаукомы.

Необходимо сразу оговорить, что ключевым моментом в лечении глаукомы является нормализация уровня внутриглазного давления (ВГД), а методики, направленные на улучшение кровообращения и воздействие на обменные процессы в глазу носят лишь вспомогательный характер. Известное лечебное значение имеет правильный режим труда и жизни больного глаукомой.

Начиная регулярное закапывание антиглаукомных капель, пациент должен знать, что существуют следующие варианты действия препаратов на внутриглазное давление (ВГД):

  • Внутриглазное давление (ВГД) снижается после первого же закапывания (инстилляции) препарата. При повторных закапываниях этот эффект регулярно повторяется;
  • Действие препарата проявляется не сразу. Оно сначала слабо выражено, а в последующие дни усиливается при условии регулярного закапывания препарата;
  • Устойчивость (резистентность) к препарату существует с самого начала, и он не оказывает никакого влияния на внутриглазное давление (ВГД);
  • Препарат оказывает так называемый парадоксальный эффект – после его введения давление не только не снижается, а может повышаться, причем иногда весьма существенно. Поэтому предусмотрено проведение диагностической пробы на каждый антиглаукоматозный препарат.

В связи с этим назначение лекарственных средств, снижающих уровень внутриглазного давления (ВГД), является прерогативой врача-офтальмолога, который при выборе того или иного препарата учитывает множество факторов.

Нельзя заниматься самолечением, назначать самостоятельно или отменять антиглаукомные препараты или изменять кратность их закапывания, не проконсультировавшись со своим лечащим врачом! Этими действиями вы можете нанести своим глазам непоправимый вред!

При назначении режима закапывания антиглаукомных капель, пациент должен динамически наблюдаться у врача в течение не менее 2-3 недель. В последующем, контроль за эффективностью лечения проводится не реже, чем 1 раз в 3 месяца.

Рекомендуется регулярная замена препаратов через 1-2 года при соответствующем повторном контроле для профилактики развития устойчивости к ним.

Лекарственные средства, применяемые при лечении глаукомы, подразделяются на две большие группы: средства, улучшающие отток внутриглазной жидкости (ВГЖ) из глаза и препараты, угнетающие продукцию водянистой влаги.

Необходимые ограничения

Многие часто интересуются, можно ли после операции смотреть телевизор, работать за компьютером и читать. Если операция прошла успешно и не отмечается каких-либо серьёзных осложнений, — можно, но не раньше чем спустя 5 дней. А при первом малейшем ощущении усталости в глазах эту нагрузку следует прекратить и сделать необходимый перерыв от 1 до 3 часов.

В нижеперечисленных советах, как памятке пациенту, мы подробно рассмотрим и другие частые вопросы о том, что можно и что нельзя после операции. Рекомендации предусмотрены для внимательного изучения и обязательного выполнения:

  1. Не снимайте глазную повязку в течение 3-х дней после операции. А находиться на улице без повязки разрешается лишь спустя 10 дней.
  2. Первые 10 дней ни в коем случае не умывайте прооперированный глаз. Вымыть голову можно спустя 7 дней.
  3. Не промывайте глаз сомнительными народными средствами и не закапывайте его какими-либо каплями без прямого назначения офтальмолога.
  4. При ярком освещении обязательно надевайте солнцезащитные очки. Если речь идёт о ярком слепящем солнце, тут крайне желательны очки именно глаукомные зелёные.
  5. В первые 4-5 дней полностью исключите любую очень твёрдую, горячую пищу и соления.
  6. На протяжении минимум недели старайтесь контролировать сон в положении на спине. Можно на боку, только противоположном прооперированному глазу. Подушка должна быть высокой, даже если для вас это непривычно. Это поможет поддерживать в норме глазное давление.
  7. Пить большое количество жидкости, а также газированные и спиртные напитки можно не ранее чем через 30 дней.
  8. Запрещается любая чрезмерная физическая активность: подъем тяжестей, занятия спортом; любая работа, которая требует наклонов головы (даже мытьё пола и стирка вручную).
  9. Вождение автомобиля позволительно минимум через 20 дней.
  10. Перед приёмом тех или иных лекарственных препаратов внимательно изучите состав: для вас категорически неприемлем Атропин.
  11. В случае возникновения запоров применяйте лёгкое слабительное.
  12. Противопоказано посещение сауны и любых других перегревов головы.
  13. На период восстановления оставьте любую ручную работу с мелкими деталями, которая требует предельного внимания и зрительного напряжения.
  14. Прекратите курение на предельно длительный срок.

В среднем период полноценной реабилитации занимает до полугода. Конечно, очень многое зависит от особенностей организма. Кто-то забудет об операции уже через 3 месяца, а у кого-то процесс восстановления может растянуться на год. В любом случае, только обязательное соблюдение всех этих пунктов и регулярное посещение офтальмолога для осмотра помогает поскорее вернуться к привычному образу жизни.

Нехирургические виды лечения

Сегодня на смену многим манипуляциям со скальпелем приходит лазерная терапия. Она множество раз показала свою эффективность во многих областях медицины, в том числе и в хирургии.

Лечение глаукомы лазером эффективно проводить тогда, когда патология находится в зачаточном состоянии и дистрофия волокон зрительного нерва слабо выражена. Также подобная операция делается в случае повышенной чувствительности пациента к гипотензивным средствам.

Если сравнивать лечение скальпелем и лазером, у последнего можно выделить ряд преимуществ:

  • большая эффективность после операции глаукомы;
  • хорошая переносимость организмом;
  • отсутствие осложнений в послеоперационный период;
  • не требуется специальной подготовки со стороны пациента к процедуре (подготовительный этап в этом случае занимает не более половины дня);
  • цена лечения (с учетом всех используемых препаратов и инструментов она ниже).

Лазерное лечение глаукомы также предусматривает локальное обезболивание глаза и области вокруг него. Для этого применяются специальные капли. В начале процедуры лечащий хирург выполняет микронадрез (не более 1,5 мм в длину), чтобы установить через него полимерную трубочку для прохождения лазерного пучка.

Основной методикой лазерной операции по удалению глаукомы является иридэктомия. В ходе нее врач выполняет лазером отверстие в области периферии радужки. В результате манипуляции внутриглазное давление приходит в норму и открывается передняя камера глаза.

Глаукома после операции в большинстве случаев вылечивается, если выполнять все рекомендации своего врача. Но, согласно статистике, приблизительно у пятой части пациентов наблюдаются послеоперационные осложнения. Они происходят из-за:

  • неправильного соблюдения больным реабилитационного периода;
  • упущениями непосредственно во время процедуры;
  • наличием у пациента противопоказаний, которые не были приняты во внимание врачом.

https://www.youtube.com/watch?v=fnzkGM27lrI

Чтобы после глаукомы операции последствия были положительными, больной должен предварительно пройти ряд обследований, чтобы врач был осведомлен о всех нюансах его здоровья. Радикальная терапия глаукомы имеет следующие противопоказания:

  1. ВИЧ-положительный статус пациента, так как в ходе манипуляции или восстановительного периода может происходить заражение организма с большей вероятностью.
  2. Наличие у больного аутоиммунной болезни.
  3. Осложнение глаукомы катарактой.
  4. Инфекционный процесс в острой форме.
  5. Повторение оперативного вмешательства на глазах. Повторные манипуляции увеличивают вероятность появления осложнения после лечения, потому нежелательно выполнять на зрительном сенсоре более 4 операций за всю жизнь.
  6. Дистрофические процессы глазной кровеносной системы.

Операция глаукомы. проверено на себе (вячеслав суханов) / проза.ру

Глаукома — это хроническое заболевание глаз, при котором нарушен отток глазной жидкости, что приводит к резкому увеличению внутриглазного давления, отмиранию глазного нерва и, как следствие, к частичной или полной потере зрения. Все зависит, на какой стадии болезнь была выявлена и начато соответствующее лечение – медикаментозное или оперативное…

Операция

Как говорит статистика, процент больных глаукомой в мире непрерывно растет. Если раньше это была, в основном, болезнь людей пожилых, то сейчас она все больше и больше «молодеет». По некоторым источникам, сейчас в России и индустриально развитых странах Запада больны глаукомой около 20 процентов людей старше 40 лет…

Такой диагноз поставили и мне. Года три я лечил больной глаз каплями, которые прописал мне врач, но недавно они перестали мне помогать. Давление  превысило норму, и меня в конце декабря прошлого года направили на операцию в Москву, в МНТК «Микрохирургия глаза» им. Святослава Федорова. Для жителей Подмосковья это бесплатно.
Положили в пятницу, а уже в понедельник прооперировали. Есть перед операцией запретили, но так как питание в клинике довольно приличное, к тому же на завтрак давали бутерброды с красной икрой (вспомним с горечью нашу районную больницу), то мы с коллегами по несчастью не удержались и слегка нарушили предписание.
Перед операцией нас переодели в специальную униформу, состоящую из широких брюк и  просторной рубахи, и повезли на 8-й этаж, где располагается операционный блок. В коридоре ждала сидячая очередь. Одетые в зеленые рубахи – на операцию катаракты, в синие, как у нас, — на операцию глаукомы.
Мучительно ждем. Внутри, естественно, все напряжено. Очко, как говорится, не железное. Все-таки операция на глазу – это не укол в ягодицу.
Наконец, из операционной выходит врач и называет мою фамилию. Я усаживаюсь в мобильное кресло, и он закапывает мне дезинфицирующие капли. Сижу, снова жду.
Вот отодвигается стеклянная  дверь в операционный бокс, откуда с периодичностью в 15-20 минут вывозят сидящих в креслах прооперированных пациентов с заклеенным марлей глазом, и везут меня…

В операционном блоке справа и слева темные кушетки. По центру громоздятся мощные высокие станки с микроскопами, похожие на рентгеновские аппараты. Вокруг люди в темноцветных комбинезонах. Врачи и медсестры.
Меня укладывают на правую кушетку. Слева, слышу, кому-то вставляют в глаз искусственный хрусталик — значит, оперируют катаракту. А у нас – глаукому.
Мой хирург – кандидат медицинских наук Юрий Эдуардович Нерсесов, могучий мужчина интеллигентного вида.
Меня укладывают на спину, головой в фиксирующий обруч. Руки свободно лежат вдоль тела. В левую кисть вонзают иголку от капельницы, на указательный палец правой руки натягивают резиновый набалдашник датчика кардиограммы. Лицо накрывают специальным покрывалом с отверстием под оперируемый глаз. Жду с покорностью фаталиста.
Мне делают два укола рядом с глазом. Терпимо. Обезболивающая заморозка. В глазницу что-то вставляют.
А дальше начинается операция. Врач говорит: «Помогите мне. Смотрите вниз и влево». Я отвечаю: «Да» и пытаюсь следить за своим зрачком, но он все время куда-то уплывает. Я снова судорожно опускаю его вниз. Эта борьба занимает все мое сознание.
Чувствую, как скальпель разрезает мою плоть, готовя каналы для оттока внутриглазной жидкости. Именно засорение этих каналов и повышает внутриглазное давление, давящее на зрительный нерв и постепенно убивающее его. Глазной нерв отмирает – зрение падает – это и есть глаукома. Цель операции — прорезать новые каналы для оттока жидкости.

Боли не чувствую совершенно. Только ощущаю сильные и точные движения инструмента в руках хирурга, делающего сегодня четырнадцатую (!) подряд операцию.
В конце мне делают еще один укол. Операция окончена. Она заняла, думаю, как и у других, 15-20 минут. И она не страшнее пломбировки зуба в кабинете стоматолога.
Слышу голос Юрия Эдуардовича: «Все. Операция прошла успешно. Вставайте». Сил поблагодарить нет. Об этом вспоминаю только позже.
Меня снова усаживают в кресло и вывозят в коридор. На прооперированном глазу повязка, в руках история болезни. Медсестра оттаскивает кресло к лифту, и мы спускаемся на этаж отделения глаукомы. В душе покой и удовлетворение, что все уже позади.
На следующий день меня выписывают.

Через два дня я снова приезжаю в институт на врачебную комиссию. Там нас осматривает представитель страховой медицинской компании. Если операция проведена успешно, компания оплачивает институту операцию. Если нет – соответственно, тоже нет. Мою операцию признают успешной. Еще месяц нужно закапывать специальные капли, и о болезни можно забыть. Но раз в три месяца проверять давление. На всякий случай…

Эх, если бы операцию сделать пораньше, на более ранней стадии болезни!  Об этом я говорю при встрече с Юрием Эдуардовичем, с которым заранее договорился об интервью.
Он соглашается.

14 операций

— Юрий Эдуардович, вы в тот день, когда оперировали меня, провели 14 операций. Это, наверно, очень тяжело?
— Вы знаете, это количество не всегда такое. Это связано с тем, что в клинике был последний операционный день перед Новым годом. Обычно же количество операций в день у меня бывает десять-одиннадцать. Это, конечно, не намного меньше, но мы привыкли так работать. За все годы, что я работаю в МНТК, это средняя норма.

— А, кстати, сколько вы здесь работаете?
— Я пришел в Московскую лабораторию экспериментальной клинической хирургии глаза с клиникой под руководством профессора Святослава Федорова сразу после окончания 1-го Московского медицинского института в 1975 году. Два года я учился в ординатуре, а потом стал уже штатным сотрудником.

— Вы не считали, сколько операций вы уже сделали за свою жизнь?
— Трудно сказать, потому что в разные годы проводилось разное количество операций. Я начинал работать под непосредственным руководством Святослава Николаевича, в его бригаде. Тогда была совсем другая техника хирургии катаракты и глаукомы, и времени на проведение одной операции требовалось несравнимо больше.
Но время шло, и изменения происходили прямо у меня перед глазами. Сейчас техника и технологии операций изменились радикально. Сегодня вся глазная хирургия – это хирургия на микроуровне. Даже операции на стекловидном теле, операции по замене хрусталика проводятся только через минимальные разрезы, которые в последующем не требуют наложения швов. Поэтому и количество операций различное. Оно выросло.
Сейчас я делаю в год порядка восьмисот-девятисот операций. Вот и считайте.

— Я перезнакомился со многими пациентами в клинике. Они в основном из Московской области…
— Да, в основном это жители Подмосковья и москвичи, они лечатся бесплатно, по ОМС.

— И благодарить за это, по-видимому, нужно нашего губернатора…
— Да, и в этом отношении пациентам из Московской области особенно повезло, потому что все операции, включая и антиглаукоматозные, и по замене хрусталика, проводятся для них абсолютно бесплатно.

— Я видел, что вы и в субботу приезжаете на службу, жертвуя своим выходным днем.
— Если я оперирую по пятницам, а это происходит уже на протяжении порядка десяти лет, то утром в субботу я обязательно приезжаю в клинику, чтобы посмотреть, как чувствуют себя мои пациенты. Я уже как-то привык…

— То есть, живете без выходных и проходных…
— Ну, в воскресенье-то выходной есть и половинка субботы…

— А от чего еще приходится отказываться в быту, чтобы держать себя в нужной форме? Чтобы, скажем, руки не тряслись? Отказаться от вождения машины, не пить коньяк?
— Нет, машины есть практически у каждого сотрудника института, и это не мешает. Что же  касается потребления горячительных напитков, то тут, конечно, все очень и очень ограничено. Тут помогает внутренняя дисциплина. И наши хирурги, которые много и качественно оперируют, они, в общем-то, не любители алкоголя. Они больше занимаются спортом, оздоровительными процедурами и т.п.

Глаукома, как и сифилис, не вылечивается

— Глаукома, как говорят, не вылечивается, но лечение способно «заморозить» ситуацию с больным глазом, чтобы состояние больного не ухудшалось. Это так?
— Возможно, это не совсем корректное сравнение, но я бы сравнил глаукому с сифилисом. Она, так же как и сифилис, не вылечивается, а ЗАлечивается (смеемся). Поэтому разговор о том, что глаукома не лечится, — это устаревшее представление. Сейчас метод лечения – это так называемая непроникающая хирургия. То есть, мы не входим в полость глаза, мы работаем на той зоне, где имеется препятствие оттоку жидкости из глаза. Это минимальные величины, и выполнение таких тонких операций возможно только под микроскопом. И они не несут в себе никаких осложнений – ни во время операции, ни в послеоперационный период.
Наша задача – остановить процесс болезни, «заморозить» ситуацию со зрением на том уровне, какой был до операции.  Поэтому чаще всего пациенты, как они видели до операции, так они и видят после нее.
Но вот повернуть процесс вспять мы не можем, потому что отмершие в процессе болезни волокна зрительного нерва не восстанавливаются.

— Я слышал, кого-то оперируют скальпелем, кого-то лазером. Почему?
— Это зависит от сложности заболевания. Если оно на начальной стадии, без изменений полей зрения, при умеренном повышении внутриглазного давления – то тогда можно провести лазерную антиглаукоматозную операцию. А там, где ситуация запущенная, — то там используют скальпель. 
Плюс лазерная операция проводится в случае узкоугольной глаукомы. Это частный случай глаукомы. Есть и другие случаи применения лазера.

— Считается, что результат операции глаукомы может иметь для пациента три исхода: 1. Человек уже никогда не будет делать повторных операций и закапывать капли, снижающие внутриглазное давление. 2. Повторная операция не нужна, но капли надо будет капать до конца жизни. 3. Нужна повторная операция, а иногда и не одна с периодичностью года в два. Это так?
— В принципе, все три пункта имеют место быть. И все зависит, в какой стадии развития болезни оперируется пациент. Конечно, имеет влияние и возрастные параметры, особенно сопутствующие пожилому возрасту сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Довольно много больных имеют на фоне диабета повышение внутриглазного давления. Мы это учитываем.
О процентах. Если делать операцию глаукомы на начальной стадии ее развития, то по статистике благоприятный исход наблюдается в районе 85-90 процентов случаев.
С более запущенной стадией болезни процент, конечно, уменьшается. И при запущенных стадиях – процент успешных операций составляет где-то около 60 процентов.
Это статистика нашего отделения, нашего института. В других клиниках методы лечения могут быть другими, и, соответственно, статистика будет своя.

— Провокационный вопрос. Если результат лечения не тот, который хотелось бы получить в итоге, — в чем причина? Чего здесь больше – ошибки медицины или каких-то особенностей состояния организма больного?
— Вы понимаете, в чем дело – в любой хирургии стопроцентного результата никогда не бывает. Поэтому, конечно же, существует определенный процент – замечу, очень мизерный процент – возникновения каких-либо ситуаций, при которых либо операция не выполнена в том плане, в котором она должна была быть выполнена, либо результат непосредственно после хирургического вмешательства не удовлетворяет ни пациента, ни самого хирурга. Но с ростом медицинских технологий этот процент уменьшается.
Почему мы ратуем сегодня за раннюю хирургию? – Потому что меняются технологии, появляются современные методы, — например, с применением дренирующих устройств, которые пролонгируют положительный результат операции. И вообще – чем меньше объем хирургического вмешательства, тем меньше ответ организма на это вмешательство. Тем меньше всевозможных процессов, которые могут привести к снижению эффективности проведенной операции.
Кроме того, бывают случаи с предварительным отягощенным состоянием глаза – это травмы, ранения, близорукость в высокой степени (выше 6 диоптрий) и т.п. Это тоже влияет, конечно, на конечный результат операции.

Хирургия – работа творческая

— Профессия хирурга – это, как я увидел, тяжелейший труд, требующий и личного здоровья, и дисциплины, и величайшей концентрации внимания. А для вас и для ваших коллег – это только рутинная работа, как на конвейере, или тут есть место для творчества?
— Я всегда считал, что нет двух одинаковых операций, так же как нет двух абсолютно одинаковых пациентов. У каждого больного есть какое-то свое отличие, своя индивидуальность – и в человеческом плане, и в плане отличия его заболевания. Поэтому я не считаю, что это такая же рутинная однообразная работа, как заколачивание гвоздей. Это все-таки творческий труд.

— То есть зачастую вам приходится принимать решение в последний момент?
— В той или иной степени да. К тому же вы, наверно, заметили, что мы обязательно встречаемся с пациентами до операции, осматриваем их, изучаем анализы, другие данные их обследования, которые позволяют нам уже на подготовительном этапе приблизительно прикинуть план будущей операции.

— Вы этот план записываете или держите в голове?
— Нет, обычно в голове.

— То есть, работа хирурга — это дело, которое способно приносить и моральное удовлетворение от его результата?
— Вы знаете, когда я пришел сюда работать, то первые годы я настолько был увлечен всем этим, потому что студенческие годы, проведенные до этого на кафедре офтальмологии, по сравнению с тем, что я здесь увидел – это совсем другое. То, что делал профессор Федоров, например, установка искусственного хрусталика при лечении катаракты, в советское время многими светилами медицинской науки категорически отвергалось.  И Святослава Николаевича в те годы просто заклевывали коллеги, которые считали, что он ставит инородное тело, что он портит глаза.
До сих пор эти люди живы и занимают большие посты в медицинской науке, только они уже несколько поменяли свое отношение к тому, что сделал Святослав Николаевич, потому что жизнь сама показала, кто был прав. И мне тоже приятно, что и я имел и имею отношение ко всему этому делу.

— На ваш взгляд, состояние отечественно микрохирургии глаза соответствует мировому уровню? Если человек достаточно обеспечен, то где ему лучше лечиться – у нас в стране или за рубежом?
— Техника основных операций – она, что в России, что за рубежом, практически одинакова, стандартна. Даже приборы мы используем одни и те же, как, например, при операции по замене хрусталика глаза — прибор «факоэмульсификатор». То же самое и при проведении других операций.
Единственное отличие, что у нас лечение почти наверняка дешевле…

— У вас не только огромный практический опыт хирурга, но еще и научный опыт. Можете дать какой-нибудь ценный совет людям, больным глаукомой, который помог бы им в жизни?   
— Меня учили в институте, когда мы проходили курс глазных болезней, что абсолютно все люди после 40-45 лет должны периодически измерять внутриглазное давление, следить за состоянием своего здоровья. Хотя, конечно же, я голову даю на отсечение (грустно улыбается), что большинство из этих людей никогда не пойдет в больницу сидеть многочасовую очередь к окулисту, если у него ничего не болит.
Но все-таки к своему здоровью нужно относиться достаточно серьезно. И если появились какие-то дискомфортные признаки – например, затуманенность зрения, то это уже ярко выраженный симптом заболевания глаукомой, когда идет отек роговой оболочки. Это означает очень сильное повышение внутриглазного давления. И тут надо незамедлительно обращаться к врачу. Обязательно к врачу.

— Как говорил один мой знакомый, никогда не лечись по справочнику – умрешь от опечатки.
— Это точно (смеемся)…

Эпилог

На прощание нас ведут в процедурный кабинет, чтобы сделать прощальный укол. Попадаю в первую мужскую пятерку. Заходим и начинаем расстегивать ремни на брюках. Укол, наверно, в ягодицу, а, может быть, в руку. За дверью бухтит женская пятерка, которая только что скандалила с нами за право первоочередности.
«Вы что?» — удивляется медсестра. – «Укол в глаз!»
Обычный укол рядом с глазом, по-видимому, дезинфицирующий. Не больно. Но выходя из кабинета, мрачно говорю ожидающим скандальным старушкам: «Вы думали, укол будет в руку? Укол делают в глаз. Не все выдерживают…»
И гордо иду по коридору. Не оглядываясь, чувствуя спиной, как в очереди начинает закипать тихая паника…

Беседовал Вячеслав Суханов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector